О пользе жалованного дворянства

Екатерининский век принято называть золотым, но это не вполне точно. Век Екатерины ВЫЗВАЛ К ЖИЗНИ русский золотой век, случившийся несколько позже: в 1815м и продлившийся, я полагаю, условно до 1881.

Он был короток, но культура и дух человеческий достигли в этот короткий промежуток времени достигли таких высот, до которых добраться вряд ли уже удастся когда-либо. Из колодца и серятины нынешнего нашего бескультурья всё ярче сияют недосягаемые звёзды прошлого.

Марксисту свойственно объяснять всё социально-экономическими причинами. Можно смело сказать, что колыбелью культуры была русская усадьба.

Швеция более 100 лет была самой мощной европейской державой. Но как в начале своего возвышения, когда Ришельё выкормил этого северного льва, так и в конце, когда Пётр вырвал льву когти, Швеция была и оставалась богатой страной с сильной армией. Не более. Не возникла великая шведская литература, математическая школа или балет.

«У нас поэты не ищут покровительства господ. У нас поэты — сами господа!» Говорит Пушкин устами Чарского в Маленьких трагедиях. Вот — всё! Россия есть первая культура в мире, поскольку она единственная страна, где культуру делал правящий класс. То самое «жалованное дворянство».

Пушкина никто никуда не ссылал. То, что в советское время называлось «ссылкой Пушкина» было повеление ему (в качестве наказания) явиться на работу, где он получал жалованье.

Уже одно это, как и весьма нетребовательное (скажем так) отношение к нему боссов (Нессельроде и Воронцова) объясняет, как мог в России появиться Евгений Онегин и Щелкунчик, и отчего подобного не могло быть на Западе и тем более на востоке.

Дело даже не в том, что Пушкин и Толстой были освобождены писать, а в том, что тысячи барышень-крестьянок были освобождены читать описания васильков на лугу на пяти страницах.

Сравните; Пушкин, Лермонтов, Толстой — кто их западные визави? Дикенс, Бальзак, Золя, Эжен Сю — трущобы, помойки, детские дома — всё, с чем, после балов и салонов познакомится, зажав нос, литературная Россия в романах Крестовского и прочих разночинцев.

Эгалитарное общество не может взлететь, оно ничего не может создать.

Упахавшемуся, усталому человеку не до виршей, не до сцен псовой охоты.

Советский кинематограф и литература заровнялась с американской — тот же «производственный роман», тот же «реализм жизни» будто он и не насточертел в реальной жизни (реализм, доводящий до пистолета, по словам Дмитрия Карамазова).

Проблемы, и пути решения.

Проблемы не имеющие решения.

Марк Тальберг

http://www.zavtra.ru/content/view/o-polze-zhalovannogo-dvoryanstva/

Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Ufadex на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@proru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

You may also like...

Комментарии

Сортировать по:   новые | старые
greg_sv
greg_sv

херь «мохнатошмельская»

geolux
geolux

Нет, не согласен. Правящий класс правит, а не создаёт культуру. Её создают те, кому правящий класс разрешает и даёт возможность эту культуру формировать и создавать. При царях это были почти все дворяне, при СССР — выходцы из народа в основном. Самый наглядный пример тут — СССР. Если уж брать, скажем, литературу, то произведения Шолохова, Астафьева и пр.,и пр, ничем в литературном, художественном отношении не уступают лучшим авторам 19-го начала 20-го века. То же можно сказать и о живописи, и музыке. Примеры этого можно привести даже из истории средних веков Европы- если правитель хотел и поддерживал, то при нём происходил расцвет искусства, и наоборот. И поддерживали не только лишь дворян.

wpDiscuz

Как презрен по мыслям сидящего в покое факел, приготовленный для спотыкающихся ногами, как покойны шатры у грабителей и безопасны у раздражающих Бога, которые как бы Бога носят в руках своих. И подлинно: спроси у скота, и научит тебя, у птицы небесной, и возвестит тебе; или побеседуй с землею, и наставит тебя, и скажут тебе рыбы морские. Не ухо ли разбирает слова, и не язык ли распознает вкус пищи? В старцах – мудрость, и в долголетних – разум. Что Он разрушит, то не построится; кого Он заключит, тот не высвободится. Остановит воды, и все высохнет; пустит их, и превратят землю, и строго накажет Он вас, хотя вы и скрытно лицемерите. Неужели величие Его не устрашает вас, и страх Его не нападает на вас? Напоминания ваши подобны пеплу; оплоты ваши – оплоты глиняные. Для дерева есть надежда, что оно, если и будет срублено, снова оживет, и отрасли от него выходить не перестанут: если и устарел в земле корень его, и пень его замер в пыли, но, лишь почуяло воду, оно дает отпрыски и пускает ветви, как бы вновь посаженное.