Как умные поляки глупых немцев победили

В конце второй недели Варшавского восстания повстанцы ожидали главного удара немцев на Старэ Място. Самой простой идеей в этой ситуации для немецкого командования было рассечь мятежный район пополам вдоль улицы Подвале. Тогда в руках немцев появлялась бы единая траса коммуникаций с Запада на Восток.

В воскресенье, 13 VIII 1944 во время очередной атаки немцев на южный участок обороны Старого Города около позиции повстанцев на Замковой площади у пересечения улиц Сенаторской и Подвале появились три немецких машины из Panzer-Abteilung (Fkl) 302. майора Райнельта. В восемь утра с занятой немцами улицы Краковское предместье сперва выехали два «Тигра» и начали стрелять в сторону польских позиций на Свентоянской и Подвалье. Через минуту из-за танков выехала небольшая очень странная танкетка и под прикрытием огня из танковых пулемётов на полной скорости понеслась прямо к баррикаде, занятой ротой повстанцев «Анна» из батальона NOW «Густав». Завязалась перестрелка.

Как следует из дальнейших свидетельств и рапортов повстанцев, отбивавших атаку, противник ввёл в действие неизвестное транспортное средство, представляющее собой бронированную машину на гусеницах. Повстанцы попытались подпустить танки ближе и забросать их бутылками с горючей смесью. Танкетка остановилась на Замковой площади примерно в десяти метрах перед баррикадой, перекрывавшей въезд на улицу Подвале. Ее моментально забросали бутылками с бензином, и уже через минуту её охватило пламя. Два сопровождающих немецких танка отошли, не открывая огня. В этот момент до горящей машины уже добежали несколько бойцов «Анны» и особого отряда «Юлиуш», которые песком погасили пожар и проникли внутрь. Оказалось, что «танк» не нёс никакого вооружения и был оборудован только радиостанцией. Удалось обнаружить «подозрительные электрические контакты». Повстанцы посчитали, что эта машина возможно служит для транспортировки пехоты или сапёров, закладывающих мины при штурме баррикад.

Ночью неизвестную машину должны были тщательно исследовать сапёры и теоретически, в случае успешной разведки, перегнать её на территорию, занятую повстанцами. Сохранились два рапорта командира участка, майора «Рога», отданные им командованию 13.VIII.1944 в 14:30 и 20:10. Во втором из них «Рог» подтвердил:

«Командир батальона в 14:00 отдал приказ одному из офицеров батальона произвести разведку трофейного танка, предусматривая возможность ловушки».

Этим офицером был батальонный пиротехник, поручик Витольд Пясецкий «Виктор». Он должен был и вполне мог помешать развитию событий. Но не успел… Батальонный пиротехник был срочно вызван в штаб на совещание командования группы. Капитан «Густав» поручил ему проверить подозрительный транспорт. Осмотр должен был состояться в сумерках, под прикрытием темноты. Получив задание, Пясецкий вернулся в мастерскую, где изготавливались гранаты и зажигательные бутылки.

Закончив работу к 17 часам, он взял с собой двух помощников и вышел в сторону улицы Килиньского. Но уже по дороге он наткнулся на возбуждённых бегущих по улице горожан:

— Танк захватили! Захватили танк!

От них он узнал, что механики какого-то из моторизованных подразделений повстанцев запустили мотор танкетки и вот-вот поведут её на Старый Город. Они приняли транспорт у солдат роты «Анна», говоря, что получили приказ в штабе командования обороной района, но ни одного документа не представили.

По существующей версии, решение о том, чтобы вывести трофейную машину на улицы города приняло высшее командование АК, минуя распоряжения командира батальона «Густава» и командира группировки «Рога». Въезд трофейного танка с бело-красным польским флагом действительно мог сильно поднять настроение жителей осаждённого Старого Города, которых каждый день изводили немецкие бомбёжки и обстрелы. Так или иначе из окна своей штаб-квартиры за ликующими жителями наблюдал сам командующий АК генерал «Бор» Коморовский.

Около 17:30 повстанцы, несмотря на запрет своего командира, завели неизвестный транспорт и ввели его на улицу Подвале через специально разобранную для этого часть барикады. Это были механики-водители из моторной роты «Орлята»: сержант «Цимбо» (Зигмунт Сальва) и сержант «Щавиньский» (Генрик Пачковский). Механики тянули жребий на спичках, чтобы разыграть, кто из них поведёт машину на Старэ Място.

С быстротой молнии по району разнеслась весть о том, что повстанцы захватили «трофейный танк». Уже через несколько минут его окружила густая толпа повстанцев и мирных жителей, всего около 500 человек. Люди выбегали из подвалов на улицу Все хотели подойти как можно ближе к трофею. Возбуждая радостную эйфорию среди жителей, «танк» ездил по улицам Старого Мяста. Жители встречали повстанцев цветами. Спереди на броне, как позже вспоминал боец диверсионного батальона «Парасоль» Лешек Гродецкий «Лис», сидела очаровательная местная девушка в короткой юбке.

На перекрёстке Килиньского и Подвале машина миновала небольшую баррикаду, зацепив её бортом. Именно в этот момент практически одновременно с тем, как пробило шесть часов, от передней части корпуса танкетки отделился большой металлический ящик. По разным свидетельствам, он сам отвалился от корпуса, к которому был зацело прикреплён спереди.

Машина некоторое время ещё продолжала двигаться вперёд, а затем остановилась у дома номер 3 — заглох мотор.

Из машины вышел водитель, окружённый радостной, всё больше напирающей толпой, и попытался поднять переднюю крышку ящика, думая, судя по всему, что под ней располагается мотор (этот тип машин повстанцы ещё никогда не встречали).

Поручик «Виктор» чутьём профессионального пиротехника почувствовал, что сейчас случится что-то страшное. Первой мыслью было успеть добежать до ворот дома №3, где находился батальонный склад гранат и бутылок с горючей смесью. Практически одним прыжком «Виктор» свернул с улицы во двор дома, и это спасло ему жизнь.

Мнимым танком оказался полевой радиоуправляемый установщик тяжёлых мин Sd.Kfz.301 Ausf.C. Под передней стальной крышкой находился сюрприз огромной разрушительной силы. На часах было 18:07.

В эту минуту раздался мощный взрыв. Сразу же от детонации после взрыва взлетел на воздух склад бутылок с горючей смесью группы «Рог», находящийся во дворе доме на улице Килиньского 3. Оглушённый «Виктор вместе с помощниками палками и ногами отшвыривали от огня неразорвавшиеся гранаты. Их расторопность спасла многих, кто продолжал в безумии метаться в дыму.

Когда рассеялись дым и пыль глазам немногих, оставшихся в живых, предстала страшная картина: весь перекрёсток у пересечения улицы Килиньского с Подвалем был завален ошмётками человеческих тел. Улица была очень узкой, почти все стоявшие на ней с обеих сторон от танка, погибли. Многие разбились, упав с балконов, которые силой взрыва сорвало с домов. Взрывная волна отшвырнула корпус машины на несколько десятков метров. Разорванные тела находили ещё много дней спустя даже на крышах отдалённых домов на улице Фрета и в окнах квартир на Медовой и Длугой.

В результате взрыва погибли на месте более 300 человек. Около двухсот получило различные ранения. Огромные потери понесли батальоны «Густав», «Вигры» и «Чарнецкий». Некоторые подразделения после взрыва просто перестали существовать. Так, например, была распущена уничтоженная на три четверти рота «Гертруда» батальона «Густав». В этой роте наибольшие потери понёс практически полностью уничтоженный взвод связистов, молодых ребят, которые старались протиснуться как можно ближе к «танку».

Захват танка был местной сенсацией, на неё пришли посмотреть бойцы множества отрядов и все понесли потери. По официальным данным погибло: более 100 содат различных подразделений группы «Рог», 16 бойцов группы «Куба», 36 бойцов группы «Павел», 37 солдат других отрядов и около двухсот мирных жителей. В течение следующих нескольких часов после взрыва несколько десятков тяжело раненых умерло в страшных мучениях.

Бывший поручик Витольд Пясецкий «Виктор», который много лет после войны не мог простить себе своё опоздание, придерживался той точки зрения, что немцы изначально хотели, чтобы мина, механизм которой приводился в действие именно при открытии «ящика», уничтожила как можно больше защитников укреплённого района. Баррикада была только промежуточной целью. Именно поэтому машину не стали ни уничтожать у баррикады огнём танков, ни повторно атаковать баррикаду, когда повстанцы частично разобрали стену, чтобы пропустить «танк» в город. Обстрел прервали на несколько часов именно для того, чтобы как можно больше людей вышло на улицы поглазеть на диковинную машину.

Немецкий план удался полностью.

Материал: http://old-fox.livejournal.com/201878.html
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Stumbler на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@proru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

You may also like...

Комментарии

wpDiscuz

Как презрен по мыслям сидящего в покое факел, приготовленный для спотыкающихся ногами, как покойны шатры у грабителей и безопасны у раздражающих Бога, которые как бы Бога носят в руках своих. И подлинно: спроси у скота, и научит тебя, у птицы небесной, и возвестит тебе; или побеседуй с землею, и наставит тебя, и скажут тебе рыбы морские. Не ухо ли разбирает слова, и не язык ли распознает вкус пищи? В старцах – мудрость, и в долголетних – разум. Что Он разрушит, то не построится; кого Он заключит, тот не высвободится. Остановит воды, и все высохнет; пустит их, и превратят землю, и строго накажет Он вас, хотя вы и скрытно лицемерите. Неужели величие Его не устрашает вас, и страх Его не нападает на вас? Напоминания ваши подобны пеплу; оплоты ваши – оплоты глиняные. Для дерева есть надежда, что оно, если и будет срублено, снова оживет, и отрасли от него выходить не перестанут: если и устарел в земле корень его, и пень его замер в пыли, но, лишь почуяло воду, оно дает отпрыски и пускает ветви, как бы вновь посаженное.