Два дня в очереди

Вероятно, очереди, как основа гражданского общества и его саморегуляции, были всегда. Сколько лет существует человечество, столько существует и очередь. За куском зажаренного мамонта, к роднику на водопое. Кто сильнее — впереди, кто слабее — сзади. Но только в советское время очередь превратилась в ОЧЕРЕДЬ. В совершенно особый феномен, со своими неписанными законами, со своей терминологией, представлением о хорошем и дурном.

Поговорим об очереди без злорадства. Ведь это было не просто частью нашей жизни, но и, несомненно, наложило отпечаток на самую суть человека-очередника, стало частью генотипа. В 1937 году историк и педагог Филевский пишет в дневнике:

… магазины роскошно отделаны, очереди за обувью и мануфактурой неописуемы, которые выстаивают не часы, а сутки. В бакалейных магазинах тоже очень трудно покупать, потому что вследствии незначительного количества служащих очереди очень большие и чтобы купить кило пшена надо простоять у касс и продавца по четверть и полчаса, а уже о том, чтобы выбрать продукт и что-нибудь спросить у мечущегося продавца и говорить нечего. На очередях выработался свой язык. Каждый остановившийся спрашивает: кто последний? Тот отвечает: «я». Присоединившийся говорит: «я за вами», а потом спрашивает: «Что дают?». В слове «дают» звучит ирония. В Ростове говорят: «Что выбрасывают?». Здесь звучит уже злой сарказм. В последнее время протестуют, если кто спрашивает: «Кто последний?», считая этот вопрос оскорбительным, а вводится: «Кто крайний».

Особую прелесть имели очереди, своими хвостами выползающие из отделов и секций в общий коридор, как в московском ГУМе. Один знакомый командировочный, приезжая в Москву, шёл в ГУМ и занимал очередь в трёх-четырёх, а иногда и более хвостах, не зная, что дают. И лишь после этого начинал выяснять, за чем очередь.

Нервозность очереди зависела от того, хватит ли на всех того, за чем стоят — или не хватит. Скажем, очередь в Мавзолей была абсолютно спокойна. В этом, несомненно, проявлялась уверенность советских людей в завтрашнем дне.

А теперь всё не то. Вот, например, сейчас в России два дня в очереди люди стоят за смартфоном ценой в 100 000 рублей. И только не говорите, что это не показатель уровня жизни в стране. Недавно, например, была очередь за кроссовками по 20 000 руб. Всё это мелкие, но очень характерные детали.

Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Stumbler на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@proru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

You may also like...

Комментарии

wpDiscuz

Как презрен по мыслям сидящего в покое факел, приготовленный для спотыкающихся ногами, как покойны шатры у грабителей и безопасны у раздражающих Бога, которые как бы Бога носят в руках своих. И подлинно: спроси у скота, и научит тебя, у птицы небесной, и возвестит тебе; или побеседуй с землею, и наставит тебя, и скажут тебе рыбы морские. Не ухо ли разбирает слова, и не язык ли распознает вкус пищи? В старцах – мудрость, и в долголетних – разум. Что Он разрушит, то не построится; кого Он заключит, тот не высвободится. Остановит воды, и все высохнет; пустит их, и превратят землю, и строго накажет Он вас, хотя вы и скрытно лицемерите. Неужели величие Его не устрашает вас, и страх Его не нападает на вас? Напоминания ваши подобны пеплу; оплоты ваши – оплоты глиняные. Для дерева есть надежда, что оно, если и будет срублено, снова оживет, и отрасли от него выходить не перестанут: если и устарел в земле корень его, и пень его замер в пыли, но, лишь почуяло воду, оно дает отпрыски и пускает ветви, как бы вновь посаженное.