Для чего необходимо образование

Как образование повлияло на вашу жизнь.

Месяц назад в соцсетях мы провели опрос «Как образование повлияло на вас?», а теперь выбрали самые показательные истории наших читателей. Благодаря им мы определили то, что каждый должен знать про образование. Возможно, эти истины напомнят вам о чем-то важном.

Истина №1: Образование не даст ответы на все вопросы

Кай Вульф: «Когда мне было семь, отец принес домой первый компьютер. Почти сразу же пришло осознание, что моя участь предрешена. Я буду инженером.

До 13 лет эта мысль периодически всплывала в моей голове. Вообще, в школе я себя чувствовала этаким человеком эпохи Возрождения, потому что давались мне абсолютно все предметы.

А потом я попала в физмат-лицей при Бауманке. И это было началом конца: меня окружали люди то ли более трудолюбивые, то ли более умные, уже тогда нас приучили не спать по ночам и учиться-учиться-учиться. А еще нам рассказывали, что те лицеисты, что живут праведно и трудолюбиво, после выпуска попадают в Бауманку. А уж там все учатся легко и непринужденно, практически все после окончания работают по специальности и занимают руководящие должности.

Четыре года упорного труда и убитой самооценки, так как мне не давалось все так легко, как многим моим одноклассникам (я сидела за партой с человеком, который сходу писал ЕГЭ по физике на 98 баллов), подошли к концу. В университет я поступала по особой Бауманской олимпиаде. Поступила туда, куда рассчитывала («управление летательными аппаратами»). Долгое время не верилось, что учусь там. В общем-то, до сих пор иногда не верю.

Реальность оказалась отнюдь не такой радужной, как нам рассказывали. Первый курс прошел довольно безболезненно, так как тогда опять пришло осознание, что я вполне себе успешный и умный человек: суровый матан мне давался легко, подкачало только программирование (преподаватель по нему носил оранжевую рубашку с фиолетовым галстуком, говорил голосом Володарского и плевался, а еще абсолютно отвратительно давал свой предмет, выработав лично у меня стойкую фобию к программированию; на последней нашей с ним встрече он кинул мне зачетку в лицо и пожелал поскорее вылететь). А вот на втором курсе начались проблемы. Всем лицеистам пророчили отчисление именно тогда, так как, в общем-то, всех нас считали такими ленивыми тупарями, которых выдрессировали пережить первый курс, а дальше хоть трава не расти. Начались первые хардкорные предметы. Именно тогда я осознала, что что-то не так.

На третьем курсе я уже четко понимала, что эта огромная структура перемалывает и меняет меня. Именно тогда стало понятно, что единственная моя ассоциация на слово «полевой» — это «транзистор».

Сейчас я на четвертом курсе. Почти все мои одногруппники уже нашли работу по специальности, которую они могут совмещать с учебой и за которую им прилично платят. Я искала работу в течение полугода на ресурсах вроде HeadHunter, но звали куда угодно, но не туда, куда нужно («Почта России», салоны красоты, менеджер в банке на холодных звонках). Эти люди могут отлично учиться, особо не напрягаясь, работать и получать удовольствие от жизни. Не имею ни малейшего понятия, каким образом они применяют магию вне Хогвартса, но им это удается. Они не выглядят замученными и невыспавшимися, как я.

Иногда, рассчитывая орбиту для полета на Марс какого-нибудь космического аппарата, я размышляю о том, что бы было, если я выбрала другую профессию, но не представляю, какую именно, если честно.

Истина №2: Начав, непросто бросить

Сара: «Когда пришло время выбирать вуз, у меня, 16-летнего подростка, не было особых идей на этот счет, кроме смутных намерений поступить во ВГИК — я все время, еще со школы, снимала на пленку и проявляла фотографии. Но моя мама, с которой мы не были в дружеских отношениях тогда, сказала, что во ВГИК поступают только по блату: «Ты не будешь терять время на это, и раз уж ты рисуешь, будешь учиться на дизайнера, они деньги зарабатывают хорошие, к тому же всегда и везде нужны». Я пыталась спорить и говорила, что раз не во ВГИК, тогда на актерский пойду, уже все выучила для вступительных экзаменов. Эта идея маме тоже не шибко нравилась. В итоге я поступила в Полиграф, на дизайнера, на платное отделение. Сначала я расстраивалась, а потом вроде как эмоции поутихли и мне показалось это дело интересным — старшие курсы рисовали на огромных холстах нечто красивое, а ребята, которые ходили в очках и сидели за компами, делали интересные журналы и книги. Я прослушала запредельно полезный курс лекций по истории искусств и научилась рисовать, даже полюбила. Но вся соль в том, что меня выгнали на третьем курсе и я совсем не хотела возвращаться. Как оказалось, дизайн — это очень занудно, если ты не фанат этого дела и тебе не по душе проводить за компом большую часть времени, ни с кем при этом не общаясь. Никаких положительных эмоций институт не приносил, одно раздражение и апатию. И тем не менее меня заставили вернуться в этот ад. Выезд из дома в 7:30 утра, сидение за компами, зачеты, экзамены и поздний приезд домой со всяким разнообразием домашних заданий, которые приходилось делать по ночам, чтобы успеть все сдать к сессии.

Мне повезло чуть больше года назад перейти на вечернее. Сейчас я совмещаю учебу с работой, нет никакого времени на личную жизнь, но дышать стало легче.

Вуз научил меня остервенело работать, врать и изворачиваться любым способом, лишь бы поставили. Часть заданий я делаю сама, а часть я даю своим друзьям, чтобы они мне делали к экзаменам, разумеется, не за бесплатно.

Я пробовала не раз работать по специальности — результат никогда не радовал. Все работы, которые приносили знакомства, удовольствие, опыт, деньги, никогда не были связаны с вузом. Сейчас моя работа, которая, кстати, нравится, опять же не связана с образованием ни на секунду.

Этим летом будет моя последняя сессия, которую я жду как великое освобождение. Наконец-то меня выпустят из этой колонии, в которой я уже провела шесть лет. Последний год диплома не беру в расчет, потому что найдется человек, который его сделает.

Думаю, если бы я все-таки поступила, куда хотела, или не поступила бы, у меня была бы собственная ответственность за сделанное, выбранное. А так меня всунули, и я считаю, что все эти шесть лет прошли в мучениях и без пользы. Надо было сразу, после того как выгнали, перепоступать, потому что уже было очевидно, что тошнит от этой фигни. Если бы была возможность начать все сначала, я бы поссорилась с родителями, но пошла бы поступать туда, куда тянуло».

Истина №3: Забудьте о справедливости

Иван Брусницкий: «Я поступил в местный филиал МГЮА, который в регионе считался сильным вузом. По стечению обстоятельств волна ЕГЭ в тот год, когда я сдавал, пришлась на массовый сброс ответов в интернет. Об этом я узнал, сдавая последний экзамен, от парня, который попросил меня в туалете проверить его Б-часть, сошлись ли ответы, потому что отошел «контроллер», а он, провинциальный Гудини, умудрился и свой вариант сфотографировать, и ответы припасти заранее. На удивление, все сошлось, и я в легком шоке дописал экзамен. В итоге мои высокие баллы оказались средними на общем фоне. На бюджет я проходил во все другие вузы, но ловить в них было нечего, а выехать куда-то дальше городка я не мог, так что пришлось согласиться, что коммерция в 100к в МГЮА не такая пугающая. Мне было обидно, но, когда моему другу не хватило одного балла, а его место занял наш общий знакомый, который не мог связать двух слов без «ну епт», я понял, что надо забить на справедливость.

На первом курсе первый месяц было ощущение, будто я тупой. Потом, после сессии, на которой я отдыхал из-за автоматов по всем предметам, это чувство пропало. И дальше я понял, что высшее образование — это обман. Какой-то запал пропал, дальше я учился просто для галочки, ведь знания и высшее образование — это разные вещи.

Главный момент, наверное, в том, что я не сталкивался с коррупцией. Никто из знакомых ничего не купил за время обучения, отчислены были только те за это время, кто появлялся в универе, только чтобы покушать в столовой.

Преподаватели не вызывали интереса, разве что двое. Один говорил про масонов постоянно, а другой был оппозиционером в провинции, репостил записи из группы себе на стену и банил учеников в «ВК» с триколором, ленточками и прочими атрибутами причастности к нынешнему режиму.

Я действительно не понимаю людей, которые гордятся двумя-тремя образованиями. Если у тебя есть несколько корочек, а ты не можешь устроиться по профессии, то и пятая корочка тебе не поможет. Образование нужно для «социализации», для того, чтобы работодатель не думал о лишних документах.

На третьем курсе пошел помощником к следователю, но там брили с официальным оформлением и говорили гордиться тем, что работаешь бесплатно целый день. Потом пошел к знакомому помощником адвоката, там пока и остаюсь».

Истина №4: Ищите единомышленников

Дмитрий Фролов: «Я учился в крупном техническом университете на Урале. В ту пору мне хорошо давалась физика и математика, и поэтому я выбрал это направление, хотя сам по себе я был скорее творческой личностью. Любил редкую музыку, поговорить о высоких материях, вот это все. Ко второму курсу в моей голове начали крутиться примерно такие мысли: «Что я здесь делаю? Мне это не нравится. Я ничего не понимаю. Я тупой. Нужно было идти в архитектурный». Но смесь упрямства и страха общественного позора не давала мне все бросить. Несмотря на это, ближе к пятому курсу я вошел во вкус, понимая, что я разбираюсь в предмете даже получше многих и мне все нипочем.

Когда же пришло время искать первую работу, я понял, с чем столкнулся на самом деле. В моем идеалистичном мире на работе меня должны были встретить такие же люди, как я: эрудированные, с горящими глазами, неистребимым желанием действовать и работать во имя общего блага. На деле же это оказались среднестатистические мужики с довольно узким кругозором, с утра до вечера обсуждающие стойки на машине начальника и другой примитив. Учиться новому и развиваться никто не хотел, всех все устраивало. Вообще, это известная многим проблема в России, которая сильно обесценила не только инженерный труд, но и многие другие важные механизмы. Корни ее, естественно, лежат в 90-х, когда модно было быть лихим бруталом, а не умником типа Павла Дурова.

После окончания я ни дня больше не работал по специальности, но отсутствие каких-либо навыков, кроме инженерных, до сих пор не дает мне уйти далеко. Не то чтобы мне не нравится быть инженером, скорее наоборот, но люди, которые меня окружают на работе, практически никогда не разделяют моих интересов, и это фрустрирует меня. Я на постоянной основе чувствую себя маргиналом, который слишком разборчив для технарей, но слишком зануден для гуманитарной тусовки.

Вообще, высшее образование учит одному очень важному делу — справляться с множеством сложных задач одновременно. Именно это мне сейчас помогает работать в маркетинге. Главное — изначально выбрать правильный вуз, где учатся такие же люди, как и ты, с такой же внутренней системой координат. Но как это сделать, когда тебе 17 и ты вообще не понимаешь, кто ты есть на самом деле?»

Истина №5: Образование не сделает из вас человека

Никита Зяблов: «С восьмого класса я учился в лицее с углубленным изучением информатики. В комплекте с аттестатом о полном среднем образовании получил и специальность программиста.

Достойно закончил первое высшее на специалитете («международная логистика»). Устроился по специальности, поступил в магистратуру Финэка (нефтехимия).

Армия недвусмысленно намекала, что хочет меня. Нашел 1000 причин, чтобы не идти в армию, и 1000, чтобы идти. Поддался импульсу и пошел в армию. Уже полгода работаю в службе безопасности ВВ МВД. Открыта дорога в ФСКН и ФСИН. Но эти варианты рассматриваю лишь как запасные, на черный день.

Что я для себя уяснил? Диплом и прочие корочки — лишь билет на собеседование с разного рода начальниками. Далее все зависит лишь от того, насколько хорошо подвешен ваш язык и насколько хорошо это позволяет вам врать.

Со всей кипой бумаг об образовании, пройденных курсах и прочим я представляю собой весьма посредственного человека. Я знаю много, но по чуть-чуть. У меня нет глубоких познаний в какой-то конкретной теме и острого интереса к определенному занятию. Когда я встречаю фанатично увлеченного человека, я искренне завидую ему.

Конечно, я тешу себя мыслью, что вот-вот устроюсь в экспортный отдел одной прогосударственной компании, но сути моей это не изменит. Я человек с бумажками».

Источник материала
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Ufadex на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@proru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

You may also like...

Комментарии

Сортировать по:   новые | старые
Ayatola
Ayatola

\\На деле же это оказались среднестатистические мужики с довольно узким кругозором, с утра до вечера обсуждающие стойки на машине начальника и другой примитив.\\
Это, наверное, одна из самых ужасных вещей, с которой молодым приходится сталкиваться в жизни!

wpDiscuz

Как презрен по мыслям сидящего в покое факел, приготовленный для спотыкающихся ногами, как покойны шатры у грабителей и безопасны у раздражающих Бога, которые как бы Бога носят в руках своих. И подлинно: спроси у скота, и научит тебя, у птицы небесной, и возвестит тебе; или побеседуй с землею, и наставит тебя, и скажут тебе рыбы морские. Не ухо ли разбирает слова, и не язык ли распознает вкус пищи? В старцах – мудрость, и в долголетних – разум. Что Он разрушит, то не построится; кого Он заключит, тот не высвободится. Остановит воды, и все высохнет; пустит их, и превратят землю, и строго накажет Он вас, хотя вы и скрытно лицемерите. Неужели величие Его не устрашает вас, и страх Его не нападает на вас? Напоминания ваши подобны пеплу; оплоты ваши – оплоты глиняные. Для дерева есть надежда, что оно, если и будет срублено, снова оживет, и отрасли от него выходить не перестанут: если и устарел в земле корень его, и пень его замер в пыли, но, лишь почуяло воду, оно дает отпрыски и пускает ветви, как бы вновь посаженное.