Русофобия: маньяки ненависти

Развиваясь, социопатология прозападной истерии произвела, наконец, на свет свои крайние, предельные формы. Они таковы, что даже прожженого русофоба А.Илларионова (некогда советника В.Путина по экономике) привели в растерянность и заставили выступать в несвойственной ему роли «адвоката русских». Дело в том, что хотя либералы и лелеют мечту о русской смерти – по правилам игры они не могут публично это озвучивать. Но для социопатов, погруженных в прозападную истерию какие-то там масонские внутренние распорядки и правила поведения – не указка. Им вообще ничего не указка – сумасшедшие, что возьмёшь…

И вот Илларионов в своем блоге уже даёт «задний ход», сам ужасаясь проросшему на его ленте комментов чертополоху.
«В обсуждении предыдущего поста обнаружились комментарии, какие нельзя оставить без внимания». Нет, не думайте, что Илларионов вдруг возлюбил русских! Но он подчеркивает, что открытые призывы к геноциду всех русских разом – работают уже не против русского дела, а ему на пользу.

Вот что написали Илларионову его поклонники (цитируем без изменений):

«Еще одно ошибочное и крайне вредное утверждение: «Нельзя смешивать путинский режим с жителями России и гражданами России.» – это не верно. Только Россия, только ее народ виноваты и в царизме, и в большевизме, и в сталинщине, и в брежневщине, и в путинизме. Этот народ и породил все эти строи, режимы, уложения. Путин и есть олицетворение России, по крайней мере, ее 96% граждан, которые поддержали аннексию Крыма .

Внесу свою каплю несогласия по поводу п.1.

Россияне виновны!

Отделять путина от России, верить в «хороший, но обманутый» русский народ – это ПРИНЦИПИАЛЬНАЯ, СТРАТЕГИЧЕСКАЯ ошибка. Это полное непонимание природы ситуации. Это попытка бороться с внешними проявлениями болезни, не борясь с ней самой (и даже ее культивируя). Сравнения с Германией и т.п. – некорректны. Это качественно иная ситуация» .

И т.д., и т.п.

9

Эта дошедшая до белой горячки истерия русофобов ныне проявляется у них во всём, разрывая незаметно для них пропасть между ними и их жертвой: русским народом.
Можно подкрасться к жертве, как это сделали Горбачев и Ельцин – но подойти к жертве незамеченным с таким хрустом валежника, как нынешние русофобы – просто нереально.
Процитирую в тон комментаторам Илларионова синхронную им омерзительную статью на русофобской «Руфабуле»: «…православных можно поздравить: их претензии на то, что они-то и есть самые истинные, самые каноничные, самые ортодоксальные христиане вполне оправданы. Православие действительно настолько близко к подлинному, исконному христианству — культу смерти, скудоумия, страданий и рабства под непререкаемой властью абсолютного тирана — насколько это вообще возможно» .

Понятно, что люди, которые исповедуют такие ценности – по определению не претендуют никаким образом управлять русскими и православными. Они претендуют на уничтожение русских и православных в самом прямом и грубом физическом смысле.
И этой своей открыто заявленной претензией они невольно МОБИЛИЗУЮТ РУССКИХ и их симбиотов – активируя в тех древний, как мир, инстинкт выживания.

Илларионов опасается этого педалирования инстинкта выживания у русских «особей», которых он и сам с удовольствием удушил бы, но тихо и в темноте.

***

Поэтому Илларионов (а вместе с ним и вся либеральная мысль) КАК БЫ защищает русский народ (ключевое слово – «КАК БЫ»).
Давайте почитаем, чем возражает Илларионов: «Во-первых, недопустимо смешивать разные явления – режим, т.е. лиц, принимающих в том числе преступные решения и осуществляющих в том числе преступные действия, с одной стороны, и жителей России, граждан России, не принимающих таких решений и не участвующих в таких действиях. Распространение установленных (а тем более еще не установленных, лишь гипотетических) вины и ответственности за преступления на лиц, которые этих преступлений не совершали, является фундаментальным отрицанием базовых принципов либерального права («каждый человек несет ответственность за свои действия») и представляет собой применение принципа коллективной ответственности, используемого тоталитарными режимами.

Во-вторых, среди российских граждан есть люди, кто выступает и борется против этого режима. Являлись (являются) ли виновными (ответственными) за преступления режима Анна Политковская? Сергей Юшенков? Юрий Щекочихин? Александр Литвиненко? Сергей Мохнаткин? Михаил Трепашкин? Арестованные и находящиеся в заключении участники демонстраций на Болотной и Сахарова? Правозащитники? Журналисты? А.Пионтковский? Г.Каспаров? А.Бабченко? А.Муждабаев? Б.Вишневский? Л.Шевцова? Л.Рубинштейн? И многие-многие другие, кто каждый по своему участвует в Движении Сопротивления? Очевидно, нет.

В-третьих, среди жителей и граждан России есть огромное число людей, заведомо непричастных к каким-либо не только преступлениям, но и к любым действиям режима, – например, дети, не принимающие участия в политической и общественной жизни, а также все совершеннолетние, не только не участвовавшие в таких преступлениях, но и не голосовавшие за представителей режима на президентских и парламентских выборах…

За совершенное преступление может и должен быть наказан только тот, кто его совершил. Но не его родители, дети, жены, мужья, соседи, жители той же деревни, того же города, той же страны, работающие в том же месте, имеющие такую же профессию, получившие такое же образование, говорящие на том же языке, исповедующие ту же религию, имеющие тот же цвет кожи, обладающие таким же гражданством.

Во все времена самой страшной правовой ошибкой считалось наказание невиновного, что всегда признавалось и признается намного более опасным явлением, чем возможное ненаказание виновного. Даже Сталин провозглашал (по крайней мере, на словах) принцип: «Сын за отца не отвечает».

Применение принципов коллективной вины, коллективной ответственности, коллективного наказания означает де-факто восстановление института заложничества. Это фундаментальное отрицание индивидуальных прав, индивидуальных свобод, индивидуальной ответственности за действия, совершенные каждым человеком.

… Все выше сказанное имеет отношение только к уголовной ответственности, но не затрагивает вопросы политической ответственности и моральной ответственности. Не следует смешивать уголовную, политическую и моральную ответственность.

За уголовные преступления несут ответственность конкретные исполнители. Политическую ответственность за совершенные преступления несут органы государственной власти и их наследники.

Моральная ответственность за массовые преступления распространяется на всю страну, все общество, всех граждан, представители которых совершили указанные преступления по приказам государственных деятелей, возглавлявших данное общество.

Уголовную ответственность за конкретные насилия, террор, убийства во время Второй мировой войны несут немецкие и советские военнослужащие в ходе агрессий нацистской Германии и коммунистического СССР против других государств».

И т.д., и т.п.

3

***

По сути, Илларионов слово в слово пересказывает либеральную доктрину в её экспортном варианте, без мрачной шизы, цитированной выше его демагогии. Право на жизнь Илларионов оставляет только русофобам, которых даже взял труд поименно перечислить: мол, вдруг при геноциде русских и эти случайно попадут в мясорубку? Боюсь, мол, за них…

Но это пусть остается на его совести – всякий любит, кого любит и ненавидит, кого ненавидит.

Главная, фундаментальная, системная логическая ошибка либеральной доктрины – которую сохраняют даже самые «осветлённые» формы либерализма – это болтовня о предмете, самим же либерализмом распредмеченном.
Я имею в виду 28 раз употребленный Илларионовым термин «преступление». Дело в том, что и по корнесловице, и по сути «преступление» — есть переступание через какую-то черту. Эту черту провёл не сам человек – но человек не вправе через неё переступать. Это некий запрет, который довлеет над человеком…

Говорить о «преступлении» имеет право только «человек книги», «человек завета», «человек скрижалей».
А человек похоти, который делает всё, что ему взбредет в голову, и не видит во вселенной ничего, выше собственного мнения – просто по определению не имеет права говорить о «преступлении». Либералы с их культом «дай» и религией «Я» — абсолютно обессмыслили слово «преступление». Им нелепо и глупо его употреблять.

В понимании Илларионова, как и всех либералов, «преступление» — это всякая неугодная им, их капризам и похотям, вещь. Никаких твердых оснований в их модели Вселенной для понятия «преступление» нет. Если лично Илларионову что-то не нравится, не по вкусу – это для него «преступление» за которое он требует «карать».
Скажем, не любит Илларионов малинового варенья, и вдруг видит (о, ужас!) – что кто-то рядом ест именно малиновое! Именно варенье!

— Позор, караул, охрана!

Давайте с Вами, читатель-друг, всерьёз задумаемся, о каком таком «преступлении» болтает многословный Илларионов (и все, ему подобные люди похоти)?

***

Илларионову нравится Украина, и нарушение её «целостности» он считает преступлением. А нарушение территориальной целостности СССР-России (той же самой Украиной совсем недавно) – он не считает преступлением. И нарушение целостности Югославии или Сербии – тоже не считает. И от всех требует, чтобы понятие «преступление» и понятие «каприз Илларионова» все почитали бы за синонимы, за одно и то же…

5

Почему у либералов нет права говорить о «преступлении»?
Это не вопрос моего или вашего отношения к либералам. Это чисто технический вопрос. Немыслимо – не свихнувшись – разглагольствовать о преступлениях, если сперва не поставил каменной скрижали с заповедями, не поклонился ей самым низким поклоном, и не поставил её требования над своей похотью.
Не будет закона (никакого закона) – если его требования выполнять выборочно, по своему капризу, по своим симпатиям и антипатиям, и только тогда, когда тебе этого хочется. Если территориальная целостность – святыня (заповедь высшего над человеком начала) – то она святыня в любом случае, а не только украинском. Если же она не святыня – то она тоже в любом случае не святыня, и нарушители её – не есть преступники.

Мы вновь приходит (Илларионов своей «сицилианской защитой» русских приводит нас) к многократно утверждавшемуся в «ЭиМ»: у современных западников с их химерой «демократии» нет трёх вещей:

1. У них нет объективных, проверяемых критериев психатрической вменяемости (для них кто неугоден – тот псих, а кто угоден – хоть он мошонку к мостовой гвоздями прибьёт, всё равно «нормальный человек»).

2. У них нет объективных, независимых от их выгоды, норм морали, нравственности. Они обзывают нравственным всё, что им приятно, и наоборот.

3. У них нет твердых и незыблемых основ Права (о котором они так любят болтать), они разрушили строгое римское право и пробавляются судейским произволом под именем «англосаксонского прецедентного права» (в нём решение судьи становится законом, т.е. не судья судит по закону, а закон определяется всякий раз по судье!).

Когда господин Илларионов (воображаю, чего он насоветовал в своё время Путину!) полностью демонтировал (не он один – но и он тоже) критерии психической вменяемости, морали и права – говорить что бы то ни было о «преступлении» он технологически не в состоянии.

Ведь той черты, которую переступает преступник – нет, и того, кто переступает, тоже нет, и вообще в их мире ничего нет, кроме их желаний и капризов.

Тех ветреных, переменчивых капризов, за невыполнение которых они, как малые (но жестокие) дети инфантильно мечтают расправляться со всеми «несогласными» с помощью карателей.

Пусть тогда честно и скажут – «хотим расстреливать за то, что нам лично не угодили». А то разливаются соловьями – «право», «преступление», «закон» — употребляя слова, смысла которых совершенно не понимают.

Автор: А. Леонидов-Филиппов

http://economicsandwe.com/doc/4483/

Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Ufadex на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@proru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

You may also like...

Сортировать по:   новые | старые
Henren
Henren

Автор пытается скромно обойти национальный вопрос и судит с точки зрения религии. Между тем в перечисленных Илларионовым людях — А.Пионтковский, Г.Каспаров? А.Бабченко, А.Муждабаев, Б.Вишневский, Л.Шевцова, Л.Рубинштейн и пр. нет ни единого русского. А есть только богоизбранные. Т.е. по факту богоизбранные, если верить Илларионову, и борются с русским народом, который, по его словам, несет ответственность за вторую мировую войну наравне с Гитлером.
В общем, он наговорил достаточно, чтобы его повесить.


Как презрен по мыслям сидящего в покое факел, приготовленный для спотыкающихся ногами, как покойны шатры у грабителей и безопасны у раздражающих Бога, которые как бы Бога носят в руках своих. И подлинно: спроси у скота, и научит тебя, у птицы небесной, и возвестит тебе; или побеседуй с землею, и наставит тебя, и скажут тебе рыбы морские. Не ухо ли разбирает слова, и не язык ли распознает вкус пищи? В старцах – мудрость, и в долголетних – разум. Что Он разрушит, то не построится; кого Он заключит, тот не высвободится. Остановит воды, и все высохнет; пустит их, и превратят землю, и строго накажет Он вас, хотя вы и скрытно лицемерите. Неужели величие Его не устрашает вас, и страх Его не нападает на вас? Напоминания ваши подобны пеплу; оплоты ваши – оплоты глиняные. Для дерева есть надежда, что оно, если и будет срублено, снова оживет, и отрасли от него выходить не перестанут: если и устарел в земле корень его, и пень его замер в пыли, но, лишь почуяло воду, оно дает отпрыски и пускает ветви, как бы вновь посаженное.