Работаем больше — получаем меньше

Плохая новость: ваши зарплаты падают. Новость ещё хуже: отчёты, фиксирующие падение зарплаты, на самом деле преуменьшают то, насколько значительно падают наши зарплаты.

Последнее пополнение этой литературы о рынке труда — исследование под названием «Анализ сдельно-прогрессивной оплаты труда в ряде стран ОЭСР, 1986-2013 г.г.» посвящено исследованию в 11 развитых капиталистических странах, причём было обнаружено, что в восьми из них заработная плата не успевает за ростом производительности труда. Это предложение простыми словами звучит так: вы производите больше, а платят вам меньше.

Наверное, вы и так знаете об этом, не читая сказанного выше. Но нет ничего плохого в подтверждении. Авторы статьи, Андрю Шарп и Джеймс Угучиони, публикующиеся в International Productivity Monitor, пишут:

«В восьми из 11 стран [входящих в ОЭСР], рассматриваемых в статье, рост медианной реальной заработной платы с середины 1980-х годов отстаёт от роста производительности труда. Величина разрыва между производительностью труда и медианной реальной заработной платой в этих странах различна, но качественный характер неизменен: рабочие трудятся всё более продуктивно, но этот рост производительности не сопровождается соответствующим ростом зарплаты типичного рабочего».

11 исследованных стран это Канада, Соединённые Штаты, Норвегия и 8 членов Европейского союза — Дания, Франция, Финляндия, Германия, Ирландия, Нидерланды, Испания и Великобритания. Рабочие из Соединённых Штатов не будут удивлены, обнаружив, что самый большой разрыв между оплатой и ростом производительности наблюдается именно в их стране, а на втором месте находится Германия. Испания, Норвегия и Ирландия — это три исключения, хотя в каждой из них рост заработной платы по сравнению с ростом производительности мал.

Авторы пишут, что не одним фактором объясняются эти результаты, обращаясь за объяснением к экономистам, придерживающимся господствующих взглядов. Те объясняют причины падения заработной планы традиционно:

«Причины деградации переговорного потенциала рабочих — предмет горячих споров. Одна из наиболее часто приводящихся причин это глобализация. Сторонники этого взгляда утверждают, что в мире, всё более глобализирующемся, капитал гораздо мобильнее, чем рабочая сила, что делает угрозу перевода рабочих мест за рубеж и уход компаний в оффшоры всё серьёзнее. Из-за угрозы ухода компаний из стран в другие места с менее строгим трудовым законодательством и более низкой стоимостью рабочей силы, рабочих всё больше вынуждают соглашаться на более низкую зарплату. Другие возражают, что снижение возможности рабочих отстаивать свои интересы это не столько вопрос глобализации, сколько вопрос технологических изменений, с их тенденцией предубеждённого отношения к рабочей силе. Например, ОЭСР [в своём обзоре по занятости за 2012 год] утверждает, что распространение информационных и коммуникационных технологий привело к крупным нововведениям и росту производительности за последние десятилетия, но вместе с тем и привели к вытеснению рабочих. Результатом стало увеличение переговорного потенциала капиталистов и снижение возможности отстаивать свои права у рабочих — особенно у тех, кто занят выполнением повторяющихся операций и чьи рабочие места, естественно, поддаются автоматизации. Структурные и институциональные реформы, возможно, также повлияли на снижение способности рабочих отстаивать свои права».

Да, глобализация — но что стоит за глобализацией?
Не являются ли эти причины чем-то вроде природного явления, подобным океанским приливам? Или за этими объяснениями кроется что-то другое? К этому мы ещё вернёмся. Но сначала следует отметить, что этот доклад преуменьшает степень отставания зарплат, факт которого авторы с готовностью признают.

Преуменьшение становится очевидным, когда сравниваешь разницу между приведёнными данными по средней и медианной реальной почасовой заработной плате. Это имеет значение, потому что среднее значение это промежуточное значение между высшей и низшей заработной платой, в то время как медианное значение показывает заработок человека, когда половина людей зарабатывает больше чем он, а половина меньше чем он. Когда верхняя половина зарабатывает больше, а у остальных зарплата остаётся на том же уровне, среднее значение повышается, в то время как медианное значение остаётся тем же; таким образом, изучая медианный доход, в отличие от среднего, мы получаем более точный показатель.

Из 11 рассматриваемых стран, как сообщают авторы, медианная почасовая заработная плата снизилась ещё больше по сравнению со средней в 10 странах, за исключением Франции, но и там изменение незначительное. Это открытие даёт свежее подтверждение роста неравенства зарплат. Самый большой рост по этому показателю неравенства зарплат наблюдается — какой сюрприз! — в Соединённых Штатах, за ними идёт Великобритания. Ну хорошо, жителей США или британцев прочитав эти строки, не удивятся.

Авторы статьи сообщают:

«Эмпирически распределение доходов в странах ОЭСР явно искажено; среднее значение больше медианного, потому что среднее значение тянется вверх за счёт самых высокоплачиваемых работников. … Это могло бы означать, что выигрыш от производительности труда непропорционально распределяется в пользу работников, которые уже и так были высокооплачиваемыми по сравнению с медианным работником».

Только вот заработная плата верхнего одного процента растёт быстрее, чем растёт производительность труда.

«Если исключить верхний один процент из показателей дохода работников, это вдвое снизит долю доходов, получаемых рабочими в Канаде и Соединённых Штатов. На самом деле, если исключить верхний один процент из общего дохода работников, то это покажет ещё большее снижение доли доходов работников во всех рассмотренных странах ОЭСР, за исключением Испании».

Кроме этого доклада, есть множество исследований, из которых следует такой же вывод. Международная организация труда в своём Глобальном отчёте о заработной плате за 2014/2015 год точно так же пришла к выводу, что зарплаты падают:

«В группе развитых экономик, реальные зарплаты в 2012 и 2013 годах оставались практически на том же уровне, их рост составил 0.1% и 0.2%, соответственно. В ряде случаев — включая Грецию, Ирландию, Италию, Испанию и Великобританию — средняя реальная зарплата в 2013 году оказалась ниже уровня 2007 года… В 1999-2013 годах производительность труда рабочих в развитых экономиках росла, обгоняя рост реальной заработной платы, а доля налогов, получаемых с рабочих, в национальном доходе — что также отражает связь между заработной платой и производительностью труда – снижалась в большинстве развитых экономик».

Снижение доходов и меньшая защищённость труда
Дэвид Раккио, в кратком комментарии в блоге Real-World Economics Review Blog сообщает, что доля, приходящаяся на налоги с рабочих в общем объёме поступлений в США находится на низшем уровне со времени окончания Второй Мировой войны. Тенденция на протяжении всего этого периода показывала снижение, но падение стало намного более резким с 2001 года — налоги с доходов рабочих в процентном отношении всего объёма поступлений в США на 15% ниже, чем это было в 2001 году. Эти результаты искажены из-за доли доходов, приходящихся на верхний один процент, которая выросла вдвое с середины 1970-х годов. Поэтому доля доходов работающих людей на самом деле снизилась ещё больше, чем показывает статистика по доходам в целом.

Всё более ненадёжному положению работающих сопутствует и сокращение прав рабочих. Ни одна страна в мире не обеспечивает полной защиты прав рабочих, как выяснила в своём отчете «Глобальные права» за 2017 год Конфедерация профессиональных союзов. По шкале от 1 до 5, где «1» обозначает страны с наивысшим рейтингом (всего лишь «нерегулярные нарушения прав») и «5», обозначающей наихудшие («нет гарантий прав»), Великобритания и Соединённые Штаты получили «4». Такое несоответствие, наиболее выраженное в этих двух странах, так любящих поучать остальной мир, не так уж удивительно.

И ещё менее удивляет это, если учесть чдовищное давление, которое финансовый капитал оказывает на руководство корпораций, чтобы они ещё больше выжимали соки из своих работников, что показывает пример Verizon Communications, нажимающей на своих работников до такой степени, что это вынудило их объявить забастовку, несмотря на то, что эта фирма загребла за пять лет 45 миллиардов долларов, а также пример Уолл-стрит, осуждающий «Уоллмарт» за недостаточную безжалостность при выжимании из своих работников миллиардов долларов прибыли.

Причины этих тенденций обоим авторам «Анализа связи производительности и зарплаты» кажутся какой-то загадкой. Они не одобряют снижение заработной платы, которую они фиксируют, но, похоже, считают, что это связано с некоторыми, к сожалению, слабыми политическими решениями. Они заканчивают свою работу такими размышлениями:

«Отсутствие инклюзивного роста, наблюдаемого нами во многих странах ОЭСР, имеет серьёзные социальные последствия. В будущем может наблюдаться снижение политической поддержки политики, направленной на повышение производительности, если выигрыш от роста производительности не распределяется равномерно. Мотивация работников к усердному труду может снижаться, если они убеждены, что они не получают своей «справедливой доли» от роста производительности фирмы. Наконец, нынешняя система налогов и платежей может оказаться недостаточно подготовленной компенсировать растущую тенденцию неравенства в оплате труда среди работников, так как она была разработана с таким расчётом, что рост производительности труда будет приводить к росту реальной заработной платы для всех работников».

Жаловаться наверх, наверное, бесполезно
Хорошо, тогда просто дело в непонимании? Если только мы скажем об этом и укажем на несправедливость, кто-то там наверху что-то с этим сделает. Представляется, что члены парламентов и конгрессов по большей части в курсе о растущем неравенстве. Но если политики делают то, что от них ожидают их спонсоры, чего мы можем ожидать от этих должностных лиц? Этот вид классовой войны идёт только потому, что её ведёт единственный класс, и цель этого класса — господствовать в обществе через массу институтов, которым платят за выполнение отдаваемых им приказов, через контроль средств массовой информации и потому что этот класс способен купить правительство и законодательный процесс.

Кто-нибудь верит, что Дональд Трамп или Тереза Мэй, или Эммануэль Макрон, или Малькольм Тёрнбулл после получения хорошо составленного письма, объясняющего проблему, хлопнут себя по лбу и воскликнут: «Я и не знал, что такое творится!»? Скорее свиньи, слоны и белые медведи научатся летать, чем случится такое чудо. Можно добавить к этому списку лидеров и деятелей из прошлого, таких как Герхард Шрёдер. Этот бывший лидер Социал-демократической партии, будучи канцлером, протолкнул свой пакет законов «Повестка-2010» для введения системы жёсткой экономии для рабочих Германии, которая, среди прочего, сократила налоги на бизнес, в то же время уменьшив пособия по безработице и пенсии. Рост зарплат в Германии сдерживается с 2001 года относительно к инфляции и росту производительности труда — процветание производителей Германии произошло за счёт германских рабочих.

Глобализация, на которую указывают оба автора статьи как на основную причину всего этого, не происходит в вакууме или потому, что какой-то капиталист встал с левой ноги. Глобализация — это реакция промышленников и финансистов на жёсткие требования капиталистической конкуренции.

Как только в 1970-х кейнсианизм достиг своих пределов и уровни роста в середине 20-го века поддерживать стало уже невозможно, капиталисты перестали терпимо относиться к росту зарплат. Вместо этого, с их точки зрения, им стало необходимо путём сокращения зарплат удерживать норму прибыли. Ответом было переводить производства туда, где зарплаты ниже, а законодательных ограничений меньше.

Слияния и поглощения с сопутствующими увольнениями являются ещё одним ответом на капиталистическую конкуренцию. Когда один капиталист преуспевает в таком «новшестве», другие должны следовать его примеру под страхом проигрыша в конкурентной борьбе. Необходимость перемещения сырья и готовой продукции через границы с точки зрения капиталистов требует снижения торговых барьеров и открытия торговых границ, и, следовательно, ужесточения так называемых соглашений о свободной торговле, продвигаемых транснациональными корпорациями.

Глобализация это не какой-то природный процесс, находящимся вне человеческого контроля, но результат капиталистической конкуренции — позволяющей рынкам ещё больше наращивать выход продукции. Когда одна сторона имеет в своём распоряжении так много ресурсов и оружия, не удивительно, что классовая борьба это односторонняя война. Если мы хотим, чтобы мир был устроен по-другому, мы должны бороться за это. Всё, созданное человеком, можно изменить человеческими усилиями, включая и терпящую крах систему мировой экономики.

Поделитесь с друзьями:
Источник материала
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Stumbler на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

You may also like...

новые старые
provincial1
provincial1

«Промышленник должен руководствоваться одним-единственным правилом: производить как можно более качественный продукт по как можно более низкой цене и платить работникам как можно более высокую заработную плату». (Генри Форд)

Похоже это становится благим пожеланием. Вернее стало.