Пропаганда греха страшнее греха личного

CREATOR: gd-jpeg v1.0 (using IJG JPEG v62), quality = 90

Елена Чудинова пишет —

Мне немножко «мешали» писать эту статью. Сколько раз я услышала два постоянно варьирующихся довода о решительной ненужности обсуждения темы. Довод первый: «А что все ужасаются Западной Европе, разве наша собственная эстрада хоть капельку нравственней? Хоть чем-то лучше? Ханжество это, желание обрести превосходство на пустом месте». Довод второй: «Про «Евровиденье» говорить просто неприлично — это сборище жалких шутов, мало ли, что они там вытворяют?»

Сыскав же возражения на приведенные позиции, мы отыщем ключи к происходящему. Заодно мы поймем, отчего столь трезвые и жесткие политики, как Марина Ле Пен, с надеждой смотрят в сторону России.

Это раздражает, раздражает нас безмерно. Да знала бы она, да у нас… Знает, не усомнимся. И тем не менее…

Каждая западноевропейская страна сейчас как бы раздвоена в самой себе. Существует Франция традиционной приверженности семейным ценностям, Франция католической морали. Ей — около двух тысяч лет. А есть Франция кукушонок, пятидесятилетний птенец, который уже разросся до того, что норовит остаться в гнезде в приятном для себя одиночестве.

Вот последнюю-то наши интеллигенты безнадежно путают с Францией истинной, как путают, шире, истинную Западную Европу с самозванкой. А ведь так не хочется хоть на минуточку показаться не достаточно «европейцами»! Приходится делать хорошие мины: ну подумаешь, мужик в платье. Только «совки» на такое внимание обращают. Суть-то не в этом… В этом. Комната Синей Бороды убивает всякого, кто неосторожно переступит ее порог.

Только христианство дало — на две тысячи лет — знакомую нам модель семьи: один муж и одна жена, дети, чью невинность охраняет общественное мнение и закон. (Ислам, почитаемый многими высокодуховным, ни на минуточку не блюдет детской невинности, не говоря уже о моногамии).

Эрзац европейка Людмила Улицкая, надо полагать, чрезвычайно гордится премией Симоны де Бовуар. Раскрою капельку рабочую кухню. Минуту назад я заглянула в интернет в поисках подходящей цитаты. Результат превзошел все мои ожидания. «Жюри, вручая Людмиле Улицкой премию Симоны де Бовуар, отметило также ее гуманитарную деятельность, четкую гражданскую позицию, работу с детьми». Узрев «работу с детьми» я поперхнулась от восторга. Да знает ли эта замечательно умная женщина, что Симона де Бовуар в семидесятые годы отметилась среди подписантов за легализацию педофилии? Я смотрела записи ток-шоу тех лет. Творческие люди, ну что с них взять, с творческих, возвышенные натуры, обсуждают восторг игры в раздевание с четырехлетней девочкой! Нет, даже не подростков жаждали законно растлевать тухлые сливки нации. Подросток уж слишком похож телом на взрослого, слишком многое понимает. Крошечное тельце и полное неведенье куда аппетитнее. «Давай, душечка, поиграем в одну игру!» Улицкая вроде бы как слывет добропорядочной женой и матерью. Но премию имени гиены принимает благоговейно, как же, «Европа признала». А узнай о гнусности Улицкая — отказалась бы? Нет, конечно. Немного нравственной эквилибристики — ну, разные ведь есть способы «работы с детьми», да.

С легкой руки Улицкой, Быкова, Минаева, Акунина и прочих, то, что признает их, проецируется в качестве «Франции» в наше культурное пространство. Бегбедер какой-нибудь, «Рассказики под экстази». Они вполне держат дискурс. Откуда нашей публике знать о Франции Жана Распая и Доминика Веннера, если в СМИ и «культурной» жизни заправляют кукушата?

Вот, я же себе противоречу! У нас — Минаев в «литературе», у них — там же Бегбедер. У них — бородатая Колбаса-Нойвирт, у нас — Киркоров и пожилая Галкина. Кстати, по поводу расхристианивания, наши даже задают тон. Киркоров размножился не вполне христианским способом, супруги Галкины — не отстали. У нас даже гаже. У них по крайности не устраивают шоу из крещения таких вот детей, счастливый «отец» не лезет в подпитии на амвон. И где? В милой родной Обыденке, в Обыденке моей юности! Мы не вполне вправе рассуждать об истинной ориентации Галкина, Киркорова, Баскова — коль скоро официально они сами ее не афишируют. Но у нас есть Моисеев, есть Тату… Будь татушки хоть десять раз «на самом деле» нормальными молодыми женщинами, они сбили настройки у очень изрядного количества юных дев. Пропаганда греха страшнее греха личного. Ввергать в грех хуже, чем грешить. Так и пропагандистка абортов Арбатова — вполне благополучная мать. Оправдает ли это ее?

Прекращаю спорить сама с собой. Окно Овертона вовсю распахнуто и у нас. Но в Западной Европе оно сдвинуто на несколько позиций в сравнении с нами. Мы сейчас — Франция пятидесятых годов. Богема безобразничает, но закон еще стоит на стороне семьи и детей. Отставание не всегда — горе, иной раз и благо. Железный занавес ужасен, но и в пепле Везувия римляне пекли яйца. У негативных явлений есть полезные побочные эффекты.

Миллион парижан вышел на улицы протестовать против однополых браков. Истинная Франция вышла протестовать против ложной. Ибо две Франции не живут вместе, одна из них должна погибнуть. Кто-то в этом сомневается?

Новая Европа автоматически отсекает себя от двух тысяч лет культуры. Христианской культуры. Я уже писала об этом, но напомню еще раз: в «запретные» писатели в ряде стран уже угодили Марк Твен (оскорбляет негров), Астрид Линдгрен (оскорбляет негров), Чарльз Диккенс (оскорбляет евреев)… Вне сомнения список пополнится. Уже пополняется. А пока что для маленьких, для самых маленьких (о, будьте вы прокляты!) пишутся книжечки про «приключения какашки», про короля, который женился на другом короле… По двухтысячелетним табу лупят кувалдой. Старая литература не годится для дивного нового мира. Он начнется с зеро, с выжженного пустого места, в которое превратится Старый Континент. Зеро выжигают с таким энтузиазмом, который нам еще и не снился, хотя бы в силу того, что нашим властям на все наплевать.

Моя приятельница, многодетная мать, живущая в Нормандии, ехала в электричке с двумя из своих младших. Напротив нее уселись двое мужчин, даже не самого юного возраста. Почти сразу они принялись целоваться, обниматься, лепетать нежности и теребить друг дружку за ширинки. Повторюсь — напротив сидело двое малышей. Негодующая, она подхватила детей и поспешила в другой вагон. Публика проводила молодую мать эпатированными взглядами. «Фашистка!» — бросил кто-то вслед.

 

Да, «Евровиденье» — плебейство и пошлость, но даже пошлость имеет позволительные и непозволительные контексты. Когда контекст делается непозволительным — говорить не только можно, но и жизненно необходимо.

Есть одна существенная деталь, отличающая Колбасу-Нойвирта от наших шутов. Существо это победило не потому, что педераст, не потому, что трансвестит. Этого добра в шоу-бизнесе навалом. Для триумфа маловато. Нет, по-своему талантливое адское исчадие уловило новую тенденцию.

Понятие пола столь глубоко сопряжено с нашей психикой, с нашим естеством, что даже извращенцы на него бессознательно ориентируются. Им хочется, что называется, походить на людей. Поэтому один из двоих мужиков депилирует лишнюю растительность и подчеркивает свою мягкость, женственность, поэтому одна из двух женщин влезает в грубые ботинки и бреет голову налысо. Непобедимый инстинкт. Непобедимый ли? На пути в Содом и Гоморру попираемо все. Собственно, было даже ошибкою называть Колбасу Синей Бородою. Это существо уже не синее (голубое, это только мы различаем) и не розовое. Лиловое оно.

В ряде детских садиков в Скандинавии отменили местоимения «он» и «она». Все дети теперь «оно». Не надо, дескать, «навязывать» ребенку, кем быть. Пусть оно само «выберет». Это уже не смещение сексуальной ориентации, это подрыв половой самоидентификации. Искажение естества продолжается.

Колбаса — не трансвестит, Колбаса — андрогин. Трансвестит бороду бы сбрил. Но это — вчерашний день. Сочетание бороды с юбочкой, молочных желез с фаллосом, это и есть тренд завтрашнего дня. Уже никто никем не притворяется, все просто смешалось. Следующая станция — зоофилия. Расчеловечивание, попрание Божественного замысла поет для нас сладким голоском Колбасы. И первое, что делает увенчанная лаврами Колбаса, это заявляет себя в «политическом» качестве: речет воззвание к Путину. А что, ежели Толоконниковой и прочей Алехиной можно обсуждать с Клинтоншей, как получше напакостить России, так отчего б и Нойвирту-Колбасе не обратиться к ее президенту? Отребье правит бал.

В России вполне царит паскудство, но не подпертое социальным регламентом.

В Западной Европе закон принял сторону извращенцев.

В этом все различие. Мы отстали на пять десятков лет — на пути в бездну. Отстать — не всегда плохо.

Последнее возражение, которое я часто слышу. Извращенцев и брачующихся содомитов покуда — меньшинство. Велика ли разница, что они отжали себе по закону право жениться? Иная французская деревенька за двадцать лет не увидит в своей мэрии голубую, розовую или лиловую пару. Подтверждаю, это действительно так. Но революционеров всегда — меньшинство. Пора бы запомнить. Это не мешает им побеждать. Средний французский чиновник — хороший отец и нормальный муж, иное ему и во сне не приснится. Однако он побоится громко осудить на службе гомосексуализм. В результате — завтра у него отыграют его собственных детей. Кого винить?

16 мая в Грузии был подписан «антидискриминационный» закон. В знак протеста патриарх всея Грузии Илия объявил 17 мая Днем святости семьи. Тысячи людей вышли на улицы города, прошли шествия с участием духовенства. Для очень и очень сильного нам раздумья — 96 % грузин поддерживают своего патриарха. Но, невзирая на эти 96 %, закон, защищающий права содомитов, был-таки принят. Ну, вот как тут мне не поверить в собственную мою теорию тотального «предательства элит»? Кстати, парламент голосовал за закон во всех чтениях единогласно, кроме одного депутата, ошибившегося кнопкой. Все эти парламентарии, стало быть, не из 96, а из 4%, не представители своего народа, а квазиевропейцы, смертельно боящиеся явить не достаточную прогрессивность и приверженность ценностям, местные Улицкие.

А потом будет ужас прекраснодушной интеллигенции: мы-то всего лишь стояли за право «девочек» на публичный коитус в музейных залах и канкан в храмах, за что ж нас теперь насильно эвтаназируют по причине чрезмерно выраженного пола?! Интеллигенция всегда в таких случаях в ужасе и недоумении. Мы проходили это в 1793, проходили в 1917-м…

Бог весь, каким вызреет завтрашний день. Но сегодня в гибельной комнате Синей Бороды широко распахнуто окно Овертона.

Источник

Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Ufadex на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@proru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

Вам может также понравиться...

Комментарии

Сортировать по:   новые | старые
kemnik2014
kemnik2014

Из источника: «Редакция не всегда разделяет мнение автора.»
Ну, в данном случае могла бы и разделить. 🙂
Статью одобряю.

Gena
Gena

Автор прав! А вот редакция… мысли нехорошие закрались!

wpDiscuz