Почему Украина не Сирия?

Нет, прикольно всё-таки получается. Русские перенесли фокус внимания американцев из Украины в Сирию, подальше от своих границ. С одной стороны, американцы даже прокси-войну на два фронта явно не тянут, ресурсов не хватает (ни человеческих, ни организационных, ни материальных). С другой стороны, в Сирии русские действуют на законных основаниях, а американцы — нет. В Украине так бы не вышло, хе-хе.

Опять же, в решение сирийской проблемы вовлечены многие страны (Иран, Турция, Китай), а на Украине нам пришлось бы действовать в одиночку. И, кроме всего прочего, когда сейчас какая-нибудь «Сирийская народная армия» увлечённо мочит американцев (как минимум три случая за последние две недели), то приписать к ней ярлык «пророссийская» никак не получится. Как в известной песенке «А мы тут не при чём».

На Украине же ситуация стабильна. То есть стабильно становится всё хуже и хуже. Например, коммунальные тарифы уже выше, чем в столь вожделенной для некоторых Европе, но с 1 апреля их снова подняли, и ведутся разговоры о том, что повышать будут и дальше.

Соответственно, и вчерашние западные «благодетели» забыли про (и забили на) Украину. Попытки Порошенко продать русофобию вовне тоже результата не дают.

С этим захватом рыболовецкого судна тоже местами смешно получилось (людей жалко, но вроде добьются их освобождения). Ну захватили, получили аж пару тонн рыбы. Зато теперь уже пару недель все украинские лодки в море не выходят, боятся обратки. И кому от этого хуже?

Режим Порошенко на уровне рефлексов, на уровне подкорки прописывает жителям Украины «русофобия — это дорого и больно».

И ладно бы, если бы Россия действительно напала — тогда можно было бы списать разруху на «агрессора». Но ведь проклятые москали уже четыре года не нападают и, более того, тщательно игнорируют все провокации режима Порошенко. Уж как только бандерлоги не скакали — а агрессор не идёт. Поэтому у многих возникают закономерные вопросы: а что ж так плохо живётся жителям Хмельникого, Житомира, Запорожья или Чернигова, где никаких «оккупантов» (кроме режима Порошенко) нет, а разрухи и нищеты всё больше и больше?

А я подкину дровишек. Что будет, если вдруг Россия нападёт? Уничтожат города? Нет. Устроят геноцид населения? Нет. Заставят креститься в другую веру? Нет. Языка лишат? Нет. Так что страшного в русской оккупации?

Нет, кучку военных преступников, конечно, осудят и повесят. А для остальных? Ну подлатают дороги и мосты, рабочие места начнут создавать, рынки сбыта для товаров дадут, возможность ездить на заработки без бумажной волокиты. Преступность, опять же, прикрутят (а не газ, как при Порошенко). Вы там в Чернигове, Сумах и Харькове подумайте…

Впрочем, русские войска еще надо заслужить. Нахаляву их нынче никому не вводят.

Источник материала
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Stumbler на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@proru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

You may also like...

Комментарии


Как презрен по мыслям сидящего в покое факел, приготовленный для спотыкающихся ногами, как покойны шатры у грабителей и безопасны у раздражающих Бога, которые как бы Бога носят в руках своих. И подлинно: спроси у скота, и научит тебя, у птицы небесной, и возвестит тебе; или побеседуй с землею, и наставит тебя, и скажут тебе рыбы морские. Не ухо ли разбирает слова, и не язык ли распознает вкус пищи? В старцах – мудрость, и в долголетних – разум. Что Он разрушит, то не построится; кого Он заключит, тот не высвободится. Остановит воды, и все высохнет; пустит их, и превратят землю, и строго накажет Он вас, хотя вы и скрытно лицемерите. Неужели величие Его не устрашает вас, и страх Его не нападает на вас? Напоминания ваши подобны пеплу; оплоты ваши – оплоты глиняные. Для дерева есть надежда, что оно, если и будет срублено, снова оживет, и отрасли от него выходить не перестанут: если и устарел в земле корень его, и пень его замер в пыли, но, лишь почуяло воду, оно дает отпрыски и пускает ветви, как бы вновь посаженное.