Почему красные победили белых

Сто лет назад, 16 декабря 1919 года, для Киева закончилась Гражданская война. В этот день Красная армия вошла в многострадальный город, выбив оттуда Белую гвардию генерала Антона Деникина. В третий раз установив свою власть, большевики заявили, что вернулись навсегда. И это почти не было преувеличением. Хотя весной 1920 года Киев был взят поляками с вояками Симона Петлюры, все понимали, что это временно — полякам он был не нужен, а армия Петлюры сама его удержать не могла.

Но, в любом случае, это была уже фактически не Гражданская война. Ее исход был предрешен уже к концу 1919 года. Большевики победили, оставив всем остальным десятилетия исследований на тему — почему так произошло.

В советские времена ответ на этот вопрос был очень простой. Согласно официальной концепции истории СССР, большевики победили в Гражданской войне, потому что их поддержал народ, потому что они несли на своих штыках новый мир и пробивали дорогу в светлое будущее с пргрессивной идеей коммунизма, овладевшей массами.

Но еще с конца 80-х годов началось переосмысление истории Гражданской войны и роли в ней красных и белых. Модными стали песни про «поручика Голицына» и про «хруст французской булки». Появились фильмы про прекрасную Россию, «которую мы потеряли», про благородного адмирала Колчака и мужественных царских офицеров, которые хотели предотвратить гибель империи. А в Украине снимают кино про Петлюру и Холодный яр.

И тем, кто в последние десятилетия вырос на теме исторической «декоммунизации», все меньше становилось понятно, как так произошло, что вот эти вот благородные господа офицеры и адмиралы, корнеты и поручики, смелые «холодноярцы» и петлюровцы, проиграли «варварам-большевикам». Всем этим «швондерам» и «шариковым».

Постараемся ответить на эти вопросы, выделив 7 главных причин.

1. Большевики создали государство, а их враги не смогли

Можно много говорить и спорить о том, чьи идеи для людей казались тогда более привлекательными — большевиков, белогвардейцев, махновцев или УНР. Однако война — это не выборы. И ее побеждает не та сила, которая популярна в народе (это всего лишь один из многих факторов), а та, у которой арми сильнее.

История знает немало примеров, когда даже самые массовые народные восстания успешно подавлялись властями и правящими классами.

Почему же так не произошло в России 100 лет назад?

Главная причина — полный развал госаппарата Российской империи после двух революций 1917 года. Он привел к тому, что в стране не оказалось ни армии, ни полиции, ни прочих структур, на которые могли бы опереться правящие классы для подавления революции.

Поэтому государство с нуля пришлось создавать не только большевикам, но и их противникам.

Но лишь большевики смогли справиться с этой задачей и создать новый полноценный государственный аппарат, который выполнил свою главную функцию военного времени — провел мобилизацию и создал многомиллионную Красную армию. Да, ее боевые качества и боевой дух может быть и не были столь высоки, как у «дроздовцев». Да, красноармейцы массово дезертировали и устраивали бунты, поднимая на штыки командиров и комиссаров.

Но их все равно было много. Намного больше, чем их противников. И к осени 1919 года это преимущество стало тотальным, что и предопределило поражение белых, УНР и прочих врагов большевиков, которые, несмотря на все свои старания, так и не смогли создать более-менее эффективно работающий госаппарат и не смогли провести массовую мобилизацию.

Не удивительно, что единственная сила, которая на просторах бывшей Российской империи смогла выстоять в большой войне с большевиками — это Польша. Поляки, к моменту столкновения с Красной армией, уже сумели создать свое государство.

Почему создать государство получилось у большевиков, но не получилось у их противников? Тут можно тоже привести много аргументов, но назовем главную причину. Создавать государство с нуля — это очень непростая здача. И ее могут выполнить только сильные, заряженные мега-идеей и талантливые политические менеджеры.

Именно таковыми и оказались лидеры большевиков во главе с Лениным. Но именно таковых и не нашлось среди их противников. Колчак и Деникин — были талантливыми военными, но они не были политиками, чем, кстати, даже гордились. Они говорили — сначала прогоним большевиков, а потом будем уже будем решать «политические» вопросы типа давать землю крестьянам или нет.

Это их и погубило. Единственным среди них человеком, который имел задатки политика, был генерал Врангель. Но пришел он к руководству Белым движением лишь когда под его контролем оставался один Крым и это уже ни на что не влияло.

2. У большевиков была великая идея о будущем, а у их противников не было

Как среди большевиков, так и среди их противников было много искренних идейных людей.

Но идеи большевиков были другого качества, чем у белых, которые предлагали просто вернуться к «нормальной жизни, к вере» и «возродить Россию».

Большевики предлагали образ светлого и великого будущего. Коммунизма, как замену «царства божьего» на земле. Мировую революцию, вместо второго пришествия Христа. И ради этого они предлагали перенести временные тяготы войны и террора, победить врагов, а потом зажить счастливо вместе со всем человечеством. За такую грандиозную идею действительно сотни тысяч и миллионы людей были готовы идти на смерть, закрывая глаза на «трудности переходного периода».

Это примерно похоже на те идеи, которые проповедовались на Евромайдане — прийти в Европу, чтоб зажить счастливо и благополучно, не иметь никаких проблем. И ради этого предлагали терпеть войну, экономический кризис, падение гривны и прочие «временные трудности». И многие люди верили и были готовы терпеть.

Но прошло несколько лет, закончилась активная фаза войны и наступило разочарование, которое и вылилось в поражение Порошенко на выборах.

После окончания гражданской войны, в 1921 году, наступило разочарование и в большевиках. Но, во-первых, к тому времени на просторах страны уже не было крупной организованной силы, способной бросить им вызов. А во-вторых, сами большевики вовремя пошли на уступки, начав НЭП.

3. Большевики дали ответ на земельный вопрос, а их враги нет

Российская империя, к моменту революции, была крестьянской страной. В селе жило более 80% населения. И большинство из них не имело достаточно земли. Зато земли было много у помещиков.

После февральской революции 1917 года все ждали, что земельный вопрос решит Временное правительство, которым руководила «крестьянская» партия эсэров. Но вопрос зачем-то решили отложить до созыва Учредительного собрания (хотя погромы помещиков шли уже по всей стране).

Большевики оказались более прозоливыми и вопрос о земле решили сразу же вместе со вторым важнейшим вопросом — о мире.

Именно это и примирило с большевиками основную массу крестьян, несмотря на продразверстку и прочие перегибы политики военного коммунизма. Большая часть крестьян активно большевиков не поддерживало, но и к их врагам относилось очень настороженно, так как они не предлагали внятного ответа на земельный вопрос.

Уже в 1920 году один из лидеров Украинской народной республики Владимир Винниченко выпустил в эмиграции книгу «Возрождение нации», в которой ключевой причиной поражения УНР назвал ее нерешительность в вопросе земельной реформы.

Ни Украинская держава гетмана Павла Скоропадского, ни УНР Винниченко — Петлюры не решились на то, на что решились большевики: просто объявить ее раздел между крестьянами.

Что касается белых, то лишь Врангель в 1920 году объявил о земельной реформе с передачей земли крестьянам. Но это уже было не важно — под его контролем оставался только Крым.

4. Большевики контролировали столицы, а их враги нет

Крайне важным для большевиков было то, что они сохранили за собой обе столицы России — Москву и Петроград. Хотя осенью 1917 года большевистский переворот в основном не был воспринят как нечто серьезное, правительство Ленина — Троцкого сумело сохраниться и доказать свою серьезность.

Пробыв у власти первый год, оно доказало свою легитимность явочным порядком. Именно с ним как с центральной властью вели переговоры немцы и с ним был заключен мирный договор.

Эффект легитимности привел к тому, что в Красную армию пошли офицеры царской армии. Этот же эффект влиял на сознание десятков миллионов крестьян, которые веками считали, что власть находится в Санкт-Петербурге и Москве.

На фоне «легитимных» большевиков все остальные власти выглядели бунтовщиками или сепаратистами, и это ослабляло их позиции.

5. Большевики были единым целым, а их враги разобщены

То, что большевики с самого начала контролировали центр бывшей Российской империи, имело не только политическое, но и важное военно-стратегическое значение. Москва уже тогда была крупнейшим железнодорожным узлом страны, используя который красные могли перебрасывать войска и концентрировать их на главных направлениях, создавая тотальное численное преимущество.

В тоже время, их враги сидели каждый в своей «хате» и почти не координировали между собой свои действия.

Польское, финское, украинское и более мелкие национальные движения не интересовались проблемами друг друга. И уж тем более их не интересовало, что происходит на этнических русских землях.

Украина хотела присоединить Кубань, Польша — Галичину и Волынь, Финляндия — Карелию, но на этом их претензии и заканчивались. Ни одна национальная власть окраин не собиралась идти на Москву, хотя только это и могло лишить большевиков легитимности.

Каждая национальная власть действовала сама по себе. Поэтому у большевиков была возможность бить их по одиночке. Единственное исключение — союз Польши и УНР весной 1920 года, но по факту это было наступление польского поезда, к которому вагончиком прицепилась Директория Петлюры. Не случайно на подписании мирного договора 1921 года между большевиками и Польшей делегации УНР вообще не было, и поляки ее туда даже не позвали.

Самым опасным врагом «Совдепии» (так назвали власть большевиков ее противники, сделав производную от слова «Совдеп» — совет депутатов) были, безусловно, белые армии. Ни одно национальное движение окраин, как уже сказано, не претендовало на этнические русские земли, и только белогвардейцы делали попытки захватить Москву с Питером, чтобы лишить большевиков легитимности.

Однако слабость самого Белого движения была в его разъединенности. После гибели императорской семьи у него не оказалось объединяющего знамени. Свергнутое правительство Александра Керенского таким знаменем для белых (преимущественно монархистов) стать не могло. А в самом движении такого лидера не было с момента гибели в начале 1918 года генерала Лавра Корнилова.

Формально «южные» белогвардейцы Деникина и «северо-западные» белогвардейцы генерала Николая Юденича признали верховным правителем России адмирала Александра Колчака, который к весне 1919 года контролировал две трети территории России (Урал, Сибирь, Среднюю Азию и Дальний Восток). Однако на практике они ничем друг другу не помогли.

Больше того, создавалось ощущение, что они избегали помощи друг другу. Весеннее наступление 1919 года Колчака на Москву захлебнулось к концу апреля. Юденич предпринял первое наступление на Петроград в мае и прекратил его в июне. Деникин объявил поход на Москву в июле, и выдохлось оно в сентябре. А второе наступление Юденича на Питер было уже в октябре. Каждый тянул одеяло на себя.

6. Большевики учитывали национальный вопрос, а их враги нет

Еще хуже для противников большевиков было то, что национальные движения не имели шансов на объединение с белогвардейцами. Они просто не доверяли им, иногда даже больше, чем большевикам.

Страх и недоверие имели под собой вполне серьезное обоснование. Лидер Вооруженных сил Юга России Деникин, разворачивая наступление на Украину, заявлял о «единой неделимой». Больше того, его генералы отказывались даже от тактических союзов с Петлюрой, считая его сепаратистом.

Еще один классический пример — отказ Колчака от предложения Маннергейма признать независимость Финляндии в обмен на наступление финской армии на Петроград.

Естественно, в такой ситуации национальные окраины не видели причин помогать тем, кто завтра сам лишит их независимости. Поэтому финны в майском наступлении 1919 года поддержали Юденича, но уже в июне посчитали свои задачи выполненными, провозгласили свою республику и дальше воевать не захотели. Это и предопределило поражение Юденича.

История зеркально повторилась в 1920-м, когда поляки предприняли наступление на Киев и Минск. Осевшая в Крыму армия барона Петра Врангеля (он в апреле 1920-го заменил Деникина) предприняла свою вылазку на территорию Украины лишь тогда, когда поляки уже сбежали за Збруч.

Кстати, Врангель был единственным белогвардейским командующим, признавшим УНР (хотя лишь в качестве субъекта будущей федерации). Но в 1920-м это уже не играло никакой роли, поскольку никакой роли не играла уже сама УНР.

А вот большевики национальный момент уловили быстро и декларировали право наций на самоопределение. Вплоть до 1922 года Украинская советская социалистическая республика вообще была формально независимым государством, хотя реально и управлялась из Москвы. Потому Грушевский и Винниченко видели для себя возможность сотрудничать с большевиками, но не с белыми.

7. Враги большевиков надеялись на помощь «заграницы», а ее реально не было

В советской историографии присутствовал тезис об «интервенции 14 государств», которые участвовали в Гражданской войне на стороне белогвардейцев. Однако при этом нигде не афишировался перечень этих 14 государств. Была только цифра, которая создавала видимость, что на молодую Советскую республику набросился весь мир.

Сейчас этот перечень найти можно. И из него становится ясно, что само понятие «интервенция» нужно делить на два периода.

Первый — это интервенция Центральных держав — Германии, Австро-Венгрии, Османской империи и новообразованной Финляндии — в 1918 году. Здесь нужно только уточнить, что участие первых трех было на самом деле не интервенцией, а результатом Брестского мира с большевиками, по которому Германия с союзниками оккупировали часть российских территорий. Исключением здесь была только Финляндия, оккупировавшая Карелию.

Второй период — это интервенция 1919 года, в которой участвовали 10 государств. Но и этот список неоднороден. В нем, к примеру, находятся Китай, пославший крейсер и две бригады, и Италия, выделившая 2 тысячи солдат для экспедиции Антанты в Мурманск. Наконец, в списке интервентов — такая милитаристская держава как Греция, которая послала 2 тысячи военных в Одессу.

Если же вести речь о более серьезных интервентах, то и здесь в глаза бросается то, что никто из них не собирался свергать советскую власть во всей России. Одни имели локальные цели (Румыния — Бессарабию, Польша — Волынь, Япония и Штаты — Дальний Восток), другие — Франция и Великобритания — лишь поддерживали Белое движение, да и то непоследовательно. Лондон уже в конце 1919 года предложил Вооруженным силам Юга России найти компромисс с большевиками, дав этим понять, что поддержка прекращается.

Кстати, 14-м интервентом суммарно считаются британские колонии — Канада, Индия и Австралия. Об их заинтересованности в борьбе с Советами и говорить не стоит.

Почему зарубежные страны не проявляли активности в уничтожении большевиков, которые угрожали, по сути, и им тоже мировой революцией?

Во-первых, что касается первой интервенции — Германии и ее союзников, то она носила чисто утилитарный характер. Немцам важно было прекратить войну на востоке, чтоб освободить армию для войны на западном фронте, а также получить Украину, богатую продовольствием, железной рудой и углем.

Тратить силы на свержение большевиков в Москве и в Петрограде у них не было ни времени, ни желания до тех пор, пока продолжалась война на Западе. Ну а после поражения Германии в войне вопрос отпал сам собой.

Во-вторых, что касается стран Антанты (Франция, Британия и другие), то их армии и народы были настолько измучены и обескровлены Первой мировой войной, что никто не желал ввязываться еще в одну битву в далекой России. Солдат было сложно заставить вновь воевать, особенно с учетом того, что революционные настроения распространялись активно и среди них.

Кроме того, нельзя сбрасывать со счетов и влияние мега-идеи большевиков на «прогрессивную общественность» стран Запада. Многие из тогдашних «Грет Тунберг» Советскую Россию горячо поддерживали. Также против интервенции выступали известные писатели, ученые и прочие властители умов. Кто-то из идейных соображений, кто-то из пацифизма, а кому-то было просто интересно понаблюдать за невероятным социальным экспериментом, который разворачивался на просторах самой большой страны на планете.

Источник материала
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Stumbler на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

You may also like...