По поводу того, чтобы соскочить с «нефтяной иглы»….

Давно уже общим местом стали призывы к тому, что необходимо уводить российскую экономику от сырьевой зависимости. Мол, если бы вместо нефти, газа, других полезных ископаемых и их производных низкого передела экономика Российской Федерации экспортировала преимущественно товары высокого передела с многократно более высокой добавленной стоимостью, то было бы нам тут счастье молочных рек в кисельных берегах. Кое-кто даже договорился до того, что называет наличие природных ископаемых богатств в нашей стране «сырьевым проклятием России».

Так вот, господа мечтатели о высоком переделе с высокой добавленной стоимостью, все ваши мечты есть полное и окончательное дерьмо, поскольку мечты эти разбиваются о существующий миропорядок. Не верите? Считаете меня неправым? Тогда скажу вам лишь одно слово в ответ: УКРАИНА!

«УКРАИНА», господа идиоты! Именно этот пример нагляднейшим образом доказывает, что никакого «сырьевого проклятия» у России нет, а есть сырьевое счастье! Ведь именно УКРАИНА стала в плане теории «сырьевого проклятия» наглядным тестовым случаем, который показал, что постсоветское развитие на базе экономики высокого передела невозможно! А знаете, почему такое развитие невозможно? Да потому, что в мировом разделении труда все ниши производства товаров высокого передела давно уже заняты и контролируются другими, теми, кто сегодня получает от мировой экономики максимальную ренту.
Когда-то, несколько лет назад я присутствовал на семинаре по венчурным инвестициям, организованном нашей Подмосковной Торгово-промышленной палатой. Тогда я, да и многие другие, смотрели на венчурных инвесторов, приехавших в Россию из США и Европы, как на некий источник потенциальных чудо-инвестиций. Моё личное отрезвление началось как раз на том собрании, когда сперва в докладе на секции отечественных инноваций наш русский предприниматель, выведший свой бизнес по производству лазеров на западные рынки и даже имеющий филиалы в ЕС и США, поделился своим опытом, сказав, что «не надо думать, что сделав конкурентоспособный высокотехнологичный продукт, вы сможете выти на западный рынок. Для того, чтобы к вашему продукту проявили интетерес западные партнёры, он должен быть (ВНИМАНИЕ!) на порядок по параметрам лучше их собственных национальных аналогов. Да и то, вам очень быстро предложат продать свою разработку тем или иным способом (например, через продажу всего вашего бизнеса)».
Затем, на другой секции, пообщавшись с иностранцами (т.н. венчурными инвесторами и бизнес-ангелами), я понял, что единственной их целью в России является халявное приобретение разработок за бесценок.
Однако, венчурные инвесторы это не единственный способ контроля объединённого Запада за отраслями высокого передела. Системно этот контроль осуществляется по нескольким направлениям:
1) Контроль технологий — Запад старается оставаться производителем и разработчиком в первую очередь всех технологий отраслей высокого передела, которые имеются в мире.
2) Финансовый контроль — отрасли высокого передела требуют для своей конкурентоспособности огромных инвестиций, поскольку сегодня изменчивость технологий там высокая, срок полезного использования оборудования мал и только вкладывая сразу единовременно большие финансовые ресурсы, покупая полные технологические линии, можно расчитывать на высокую прибыль.
3) Венчурный контроль — низкий кредитный процент позволяет Западу через венчурных предпринимателей скупать за бесценок все новые технологии в контролируемых Западом странах с «прозрачной экономикой».

Таким образом, объединённый Запад соединяет не только военное союзничество, но и скоординированность в сфере технологического контроля, через который производится откачка «избытка» прибавочной стоимости из отраслей высокого передела стран третьего мира. Грубо говоря, страна третьего мира даже при дружественных отношениях с Западом имеет такое соотношение между стоимостью приобретения технологий и продажей своей (как бы) высокотехнологичной продукции, что ни о какой высокой добавленной стоимости говорить не прихотся.

Вернёмся же к моему примеру с УКРАИНОЙ… Страна эта получила от СССР в наследие мощнейший и достаточно современный технологический комплекс как раз отраслей высокого передела. Тут и производство высоколегированных сталей и точного цветного металлопроката. Тут и автомобильная, станкостроительная, космическая, электронная, химическая, судостроительная, авиастроительная и другая промышленность.  Где же сегодня всё это?
Самое популярное объяснение состоит в том, что хохлы, мол, дураки. Что у москалей такого бы не получились. Уж москали бы всё использовали и развили, как надо, завалив мировые рынки высокотехнологичным товаром… Тфу! Ерунда! Хохлы в массе своей ни чем не глупее москалей! Просто, нефти у них нет, а условия производственного придатка Запада в современном глобализованном мире последние десятилетия были куда жестче, чем условия для сырьевых придатков.

Посмотрите, какие страны СНГ более или менее удовлетворительно встроились в мировое разделение труда, имея высокий уровень благ для населения своего: Казахстан, Россия, Азербаджан, Туркменистан… (Белорусию не надо рассматривать, так как это есть российский стратегический проект). Что объединет эти страны? Только то, что страны являются нетто-экспортёрами сырья! Вот, что нужно Западу от территорий бывшего СССР! Всё остальное с этих территорий Запад любыми средствами будет препятствовать экспортировать, как он делает это на контролируемой полностью части СССР в Прибалтике, окончательно развалив там всё производство высокого передела.

Так что, не надо тешить себя иллюзиями. В рамках сегодняшней системы разделения труда при любви взасос с Западом Россия и другие страны СНГ обречены быть ТОЛЬКО сырьевыми придатками, поскольку в наших природных условиях «вечной мерзлоты» роль производственного придатка Запада ещё тоскливее. Выход, экономический выход, из этой плачевной ситуации может быть только один, и к нему нас по глупости своей активно подталкивает сам Запад. Этот выход заключается в создании из своей страны технологической альтернативы Западу. Такая альтернатива сегодня нужна странам третьего мира, как воздух. В такой альтернативе нуждается Китай, Индия, Бразилия и другие.

И Россия сегодня наиболее подходит на роль второго технологического полюса силы, поскольку в ряде технологий со времён СССР до сих в РФ имеется задел. Это технологии ВПК, тяжёлого машиностроения, атомные технологии, космос, технологии в сфере гидро и теплоэнергетики, судостроение. В полупроводниковой электронике, химии, биопроизводстве, фармакологии и др. технологии нам придётся создавать заново, возможно кооперируясь со другими странами БРИКС, возможно опираясь на своих сторонников в Западном лагере, но задача не выглядит столь неразрешимой, как кажется на первый взгляд.

Источник     http://videoelektronic.livejournal.com/1292184.html

Поделитесь с друзьями:
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем ilja68 на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

You may also like...

9 комментариев

  1. Ayatola:

    Где ж нйти правителей, которые заглядывают ТАК ДАЛЕКО вперёд?

  2. olegator:

    А что собственно мешает стать этим альтернативным технологическим полюсом? И почему в СССР это получалось, а в современной России нет? И по какому пути в развитиии альтернативных технологий идти? С чего оптимально начинать?Можно еще сто тыс вопросов накидать?
    Самой важной причиной, из-за которой у нас пока это не получится, является модель монетарной экономики, которая перегружена коррупцией по американскому образцу. Запад использует технологическое превосходство как инструмент доминирования, инструмент власти на миром, а потому средств не жалеет. В доктрине нашего государства другие основы, а потому нет мотивации к технологическому развитию. В наших институтах столько всего наизобретали, что только внедрение потребует лет 50. Но почему все это хламом лежит на полках? Монетарная экономика это экономика денежных потоков, которые должны номинально постоянно расти. Новые технологии это, в первую очередь, резкое снижение себестоимости, рост финансовой эффективности, низкие издержки, то есть потребные финансовые потоки в разы меньше. В результате это приводит к существенному удешевлению самой экономики. Но это серьезно противоречит задачам монетаризма. Уменьшаясь, денежные потоки снижают весь поразитарный слой денежной ренты, он в абсолютных значениях падает, а с ним падают доходы от коррупции. Попробуйте сегодня уговорить губернатора снизить затраты на ЖКХ, он вас далеко пошлет. Предложите за счет новых технологий снизить расходы на дорожное строительство. Он вам плюнет в лицо. Новые технологии ведущие к росту финансовой эффективности разрушают капитал сам по себе. Он становится ненужным. В современной структуре технологического процесса большую часть затрат приходится не на железо, а на нематериальное обеспечение. Но програмные продукты, как и процессорные группы, стремительно устаревают, что приводит к росту периода окупаемости. Инвестор попадает в технологическую ловушку. Вложившись серьезно в завод, он может не дождаться момента возврата средств. Все это требует совсем другой модели экономики, и кроме государственного капитализма ничего на ум не приходит. А это конец мира каким мы его знаем.
    Поэтому вопрос по собственным технологиям упирается в смену либеральной модели, а кто это будет делать? Это куда более сложный вопрос, чем технологии сами по себе.

    • Henren:

      Модель экономики, конечно, важна. Однако насчет продукции высокого передела можно отметить, что в климатических условиях России чем больше ступеней передела, тем выше расходы и энергоемкость конечной продукции. Конкурировать с Европой, Америкой, не говоря уж о Китае, мы никак не можем. Потому что произведенный в России компьютер будет априори дороже китайского и как следствие неконкурентоспособен. Этот вопрос достаточно подробно рассмотрен в трудах К. Маркса и Ф. Энгельса. Про экспорт России они высказались однозначно — «сырьё, только сырьё». Чем меньше переделов, тем меньше потери. То же самое отметил и т. Сталин, заключая торговое соглашение с Германией — основная масса товарных поставок из России была сырьём. На современном этапе вопрос производства высокотехнологичного ширпотреба в России закрыт. В силу климатических причин мы можем экспортировать лишь уникальную продукцию, на которую можем установить монопольно высокую цену. И такие товары мы активно экспортируем уже тысячу лет. Это прежде всего оружие и некоторые технологические новинки. Структура экспорта России не меняется уже тысячу лет несмотря на любые попытки её изменения. На сегодня мы поставляем опять-таки оружие, космические и авиационные разработки и всё то же сырьё, разве что пеньку заменила нефть. Другое дело, что хайтечную бытовую продукцию для собственного потребления надо производить самим.

      • ilja68:

        Это справедливо, если предполагать, что наши недра принадлежат не государству (нам с Вами), а частнику у которого основа ценообразования находится на Нью-Йоркской товарно-сырьевой. Если предположить, что частник сможет добывать и перерабатывать недра только как нанятая государством компания (не нравится 10-15% прибыли — наймём других) и цены на сырьё и энергию внутри государства могут быть около средней себестоимости (что бесспорно является нашим главным козырем), то многие компании по выпуску тех же гаджетов могут рассмотреть вопрос строительства завода на нашей территории.

        • YouGin:

          Низкие цены на сырье внутри страны для всех ведут к дефициту сырья внутри страны. К примеру, если бензин (нефть) и пшеницу выгоднее продавать за бугром на порядок, то так и будут стремиться делать вне зависимости от того частник это или государство. Имхо, лучше идти по пути особых зон. Вот скажем сделать за Уралом в непосредственной близости от нового Китайского шелкового пути зону с низкой ценой электроэнергии (близко ГЭС), сырья (близко нефть) вполне реально. Транскорпы будут рады построить там заводик другой )

          • ilja68:

            Зависимость ценообразования внутри страны от доброй воли каких то там дядей на зарубежной бирже, это и есть та ахиллесова пята нашего государства. Не вижу никаких проблем с дефицитом топлива, если учесть, что хозяином будет государство. Оно же и будет заниматься квотированием. Условно — хочешь вывезти Nнное количество бензина за рубеж (произведённым на твоём НПЗ) — продай такое же количество внутри страны. А если учесть, что хозяин сырья и гос. границы государство, то не вижу препятствий. Меня бесит ситуация, когда условно Лукоил добыл нефть, заплатил налог и является собственником этой нефти. Не лучше ли нанять этот самый Лукоил для добычи и переработки за толику малую (а не за налоговые отчисления) и являться собственником этого самого сырья, влияя тем самым на ценообразование внутри страны?

            • YouGin:

              А без дядей за бугром никак, вы же не являетесь монополистом и трубу повернуть нельзя в одночамье. Квоты могут быть лишь временным решением, но лучше за рубли торговать и иметь двухконтурную денежную систему как в Китае.

          • Henren:

            Цены на сырье внутри страны в условиях свободно конвертируемого рубля не должны сильно отличаться от мировых. Единственная возможность держать внутренние цены низкими — это отказ от свободного обмена рублей на доллары. Юань, например, не является СКВ.

        • Henren:

          Госкомпании зачастую занимаются грабежом ресурсов еще хлеще, чем частники. Пример — Венесуэла. А Чавесы находятся далеко не всегда и не везде. Да, Чавес смог перестрелять и пересажать ворьё — но до него десятилетиями нефтегазовые госкомпании Венесуэлы фактически работали на карман менеджмента, плюя на государственные интересы.