Настоящих сирот в приютах не более 15%

«Пока все дома»: 100 000 руб за ролик про сироту и про бизнес на детях.

Похоже, наше общество еще не совсем свыклось с мыслью, что при капитализме товаром становится буквально все. В том числе и сироты. Но пора привыкать, видимо.

Волну общественного возмущения вызвал комментарий корреспондента ТАСС Татьяны Виноградовой о том, что программа «Пока все дома» и лично Тимур Кизяков с супругой зарабатывают неплохие деньги на создании видеопаспортов для так называемых сирот — 110 млн руб с 2011 года, или по 100 000 за видеопаспорт.

Видеопаспорта якобы нужны для их быстрейшей передачи под опеку и на усыновление. Общество оказалось не готово к циничной мысли о том, что это не благотворительность, а лишь ее коммерческая имитация.

Если быть точнее, то видеопаспорта делаются вовсе не для сирот. Вернее, эти дети — никакие не сироты. Это так называемые «дети, оставшиеся без попечения родителей», то есть дети, имеющие живых родителей и родственников, но про которых кто-то из системы детозащиты решил, что детей воспитывают как-то не так и лишил или ограничил родителей в правах.  

Безусловно, среди таких родителей есть и пьяницы, и наркоманы. Есть среди детей и отказные. Но надо понимать, что подавляющее большинство — это обычные дети обычных родителей. 

Кстати, для многих из этих родителей 100 000 руб, которые государство выделяет на создание видеопаспорта для передачи под опеку их родного ребенка, решили бы массу проблем, как раз ставших причиной для лишения ребенка — они утеплили бы дом, сделали бы новую печь, электропроводку, купили стиральную машину, смогли бы одеть, обуть ребенка. Ведь именно бедность и неустроенность все чаще становится поводом для изъятия ребенка и дальнейшего лишения родительских прав.

Так было, например, с детьми Ирины Байковой, которой общественность помогла вернуть детей. Через месяц после изъятия, которой сейчас признано незаконным, ее дети поступили в федеральную базу данных — для поиска им опекунов.

Настоящих сирот в приютах не более 15%.
Но вернемся к вопросам бизнеса. Вот комментарий Татьяны Виноградовой, вызвавший возмущение в обществе:

«В пятницу на итоговом совещании с заместителями губернаторов по социальным вопросам представители Минобрнауки подняли интересную и неизбитую тему. Многие из вас, конечно, знают такую передачу «Пока все дома», которую ведет бессменно Тимур Кизяков. 

Я всегда считала большим полезным делом видео-истории про детей-сирот, которым ищут родителей через эту телепередачу. Но я думала, что это благотворительный проект Первого канала. Как же я была удивлена, узнав, что, оказывается, Кизяков делает видеопаспорта детей-сирот за счет Минобрнауки. Один видеопаспорт — 100 тысяч рублей. Тендер в год — 10 млн рублей. 
И при этом, как сказал на совещании представитель Минобра, Кизяков судится с другими благотворительными организациями, которые пытаются за свои средства, своими силами с помощью волонтеров делать такие видеопаспорта для других детей из детских домов, стараясь как можно больше детишек устроить в семьи.

Судится он потому, что зарегистрировал авторское право на «видеопаспорт». И выигрывает большинство судов, добавили в Минобре.

Я разочарована таким бизнесом. Это ж насколько надо быть жадным.»
На самом деле проблема, обсуждаемая в Минобре, гораздо глубже, опасней и серьезней, чем просто попытка монополизации рынка видеопаспортов компанией Кизякова.
Вот что пишет ТАСС 16 декабря:

«Минобрнауки РФ не будет запрещать волонтерам снимать видеосюжеты о детях-сиротах для скорейшего устройства в приемные семьи, однако должны быть определенные рамки при создании таких «видеопаспортов». Об этом заявил журналистам глава департамента госполитики в сфере защиты прав детей Минобрнауки Евгений Сильянов.

Ранее министр образования и науки РФ Ольга Васильева на итоговом совещании с заместителями губернаторов в социальной сфере с участием вице-премьера правительства РФ Ольги Голодец попросила региональные власти внимательнее относиться к деятельности попечительских фондов, которые занимаются устройством детей-сирот в семьи, в том числе с помощью «видеопаспортов». 

По ее словам, из-за участия «так называемых попечительских фондов», «не имеющих отношения к большой программе (по усыновлению детей)», растёт число возвратов детей из приемных семей в детские дома, и в регионах, где действуют такие фонды, возврат детей в детдома составляет до 30%.

«Мы сейчас не пытаемся каким-то образом устроить охоту на ведьм, кому-то что-то запрещать делать. Если люди занимаются благотворительностью и снимают какие-то материалы, то мы лично только за. 

Но я, например, лично сам видел сюжет: молодая девушка, 14 лет, подросток, в одежде, больше похожей для занятий гимнастикой. На протяжении 16 секунд голос за кадром говорит, что она может быть «мягким котиком». 

Вот вопрос, мы какую цель достигаем, когда этот ролик размещаем со ссылкой «усыновите ребенка». У меня создаётся впечатление, что это создаётся, видимо, для какой-то другой цели»,
— сказал Сильянов. 

В другом ролике волонтеров, по словам чиновника, была произведена подмена ребенка, и потенциальные усыновители, столкнувшись с такой ситуацией, потеряли доверие к системе усыновления детей. 

«Поэтому мы говорим только о том, что должны быть четко определенные рамки, что мы можем снимать, а что не можем», — сказал Сильянов. Рекомендации по съемке таких роликов Минобрнауки уже направило во все заинтересованные организации и органы управления образования.

При этом Сильянов заметил, что ни один фонд, который снимает сюжеты о детях-сиротах, не работает от имени Министерства образования. 

«Если кто-то приезжает и говорит о том, что они работают от Минобра, это все ерунда», — добавил он. Единственным исполнителем государственного контракта на оформление «видеопаспортов» для детей-сирот на протяжении трёх лет является компания телеведущего Тимура Кизякова, придумавшего информационно-поисковую систему «Видеопаспорт». 

«Это компания, которая реализовывала три года проект на деньги Минобра. Три года подряд мы объявляли конкурс по 44 закону, он выигрывал и он получил на это деньги и за федеральные деньги выезжал в субъекты и снимал», — сказал Сильянов. В 2014 году организация сняла 150 роликов о детях-сиротах, в 2015-м — 100, в 2016-м — также 100 роликов. «Приняли, претензий нет. Цена вопроса — 100 тысяч рублей один видеоролик», — добавил представитель министерства. 
Источник материала
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Ufadex на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@proru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

Вам может также понравиться...

Комментарии

wpDiscuz