Московия и московиты

Традиционно, с легкой руки «интуристов» Московию принято считать классической восточной деспотией, «страной рабов, страной господ», в которой государь имеет абсолютную власть над своими подданными и волен делать с ними и их имуществом все, что ему вздумается. Одним словом, ужас-ужас-ужас. Но вот что примечательно — если поработать с историческими материалами, то складывается совершенно иная картина. Приведу пару древних цитат. Одна 1991 г.:

«Власть эта (Ивана III и, следовательно, его преемников) была не так уж и сильна, что местные особенности и различия очень долго давали себя знать в едином государстве… Система власти базировалась не на единственном понятии «государство», а на двух понятиях – «государство» и «общество», на продуманной системе не только прямых, но и обратных связей между ними… Центральная государственная власть того времени не была в состоянии доходить до каждой отдельной личности; исполняя свои функции, она должна была опираться на эти первичные социальные общности (крестьянские и городские общины, дворянские корпорации-«города» и пр. – Thor). Но это автоматически означало серьезные права таких организмов, их немалую роль в политической системе всей страны…».

Другая — 2001 г.:

«Российское государство, которое возникло во 2-й половине XV в., «…можно назвать земско-служилым – русским вариантом централизованной монархии позднего средневековья… Реальной основой этого государства явились служилые отношения и общинные институты, пронизывающие весь строй жизни России. Вопреки мнению, долгое время господствовавшему в нашей историографии, Русское государство не знало «закрепощения сословий». Обязанность государственной службы, т.е. службы Отечеству, воплощаемому в лице государя всея Руси, вытекала из всего бытия Русского государства и определялась, с одной стороны, объективной необходимостью иметь сильное, дееспособное государство, способное отстоять независимость и целостность России, с другой же стороны – патернализмом как основной формой отношений между главой государства и его поданными. Средневековый патернализм не укладывается в категории политического и юридического мышления XIX – XX вв. с его повышенным рационализмом и формализмом… В силу патерналистского характера политического сознания в России не было и не могло быть договорных отношений между отцом и сыном в православной семье. Отсутствие договорных отношений было не проявлением «бесправия», «восточного деспотизма», а высшей степенью доверия между властью и народом – тем морально-политическим единством, которое обусловило сохранение Россией ее государственного единства, независимости и самого ее существования…».

Более современные цитаты я приводить не буду (тем более что про последнее переведенное исследование Н. Коллманн я уже писал, не говоря уже о других), думаю что и этого вполне достаточно. И так, и этак, но складывается четкое ощущение, что в Московии, грубо говоря, действовал своего рода «общественный договор», в рамках которого «дело государево» (война, дипломатия, внешняя политика) и «дело земское» (местное самоуправление) довольно четко разграничивались, но при этом взаимодействовали — на правах партнерства, где старшим, ведущим партнером была верховная власть, а земство выступало младшим, ведомым партнером, но обладающим своими правами, о которых оно знало и которые оно защищало. Одним словом, «земля» была не бессловесным скотом, но субъектом права, и верховная власть, которая не могла обойтись без поддержки «земли» в управлении страной, не могла не учитывать этого и шла на компромисс с нею. И те же «реформы» Ивана Грозного можно расценивать как своего рода конституирование, узаконение этой системы.

Почему же «интуристы» этого не видели? Опять же, складывается впечатление, что они приняли за чистую монета официальные декларации верховной власти («яз волен в холопех своих…»), но из-за закрытости московского общества и его самодостаточности они, не будучи «впущены» на «кухню» московской политики, не были осведомлены об особенностях московских административных и правовых практик. Московиты не были поклонниками писаного права, ориентируясь на традиционное обычное, неписаное право, и закрытость московского общества не позволила «интуристам» вникнуть в особенности московского обычного права. Отсюда и видимое противоречие между описанной «интуристами» картины всевластия Московита и той политической, административной и правовой реальностью, в которой жили и действовали сами московиты.

Материал: http://thor-2006.livejournal.com/488684.html
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Stumbler на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@proru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

Вам может также понравиться...

Сортировать по:   новые | старые
Kemnik2016
Kemnik2016

«но из-за закрытости московского общества и его самодостаточности».
Вот самодостаточность в конце концов вышла всем боком. За мкадом не стало жизни. Впрочем с мегаполисами такое происходит всегда. Мегаполис это такой пылесос по сбору и утилизации человеческих ресурсов. Ибо рождаемость там ниже в разы, а все блага со временем расходуются все больше на собственную самодостаточность. Ну и восприятие жизни у обитателей мегаполиса становится достаточно своеобразным. Количество «планетян»(людей склонных говорить и делать необъяснимо дебильные вещи) в них возрастает до неприличия.

wpDiscuz