Мирный атом кроют матом

Современные отношения Литвы и Белоруссии демонстрируют, что «атомная война» — это не только военный конфликт двух ядерных держав с апокалиптическими перспективами. Мирный атом в условиях растущего спроса на энергоресурсы может стать не менее весомым аргументом в межгосударственных отношениях, чем ядерные боеголовки.

В свое время Литва располагала единственной в Прибалтике АЭС. Атомную электростанцию в Игналине (ИАЭС) начали возводить в 1975 году. Вообще-то, строительство предполагалось на белорусском берегу озера Дрисвяты (литовское название — Друкшяй), но оказалось, что именно у литовского берега наиболее подходящая для такого объекта геология. Первый энергоблок заработал 31 декабря 1983 года, второй — 31 августа 1987-го.

В 1991 году, покинув СССР, Литовская Республика получила Игналинскую АЭС и стала тридцать первым государством мира, применяющим ядерную энергетику. В 1993 году на ИАЭС приходилось почти 90 процентов всего произведенного в государстве электричества. Игналина снабжала энергией не только Литву, но и Эстонию, Латвию, Белоруссию, а также приграничные территории России. Увы, в 2001 году ради вступления в Евросоюз, под нажимом Брюсселя правительству республики пришлось закрыть ИАЭС. Это требование в ЕС объяснили опасениями за безопасность — дескать, в Игналине стояли реакторы того же типа, что и в Чернобыле.

По заключению МАГАТЭ, ИАЭС входила в список самых надежных станций мира, но эти доводы еврочиновников не устроили. Экс-президент Литвы Роландас Паксас ныне признает: «Обещание закрытия ИАЭС было единственной возможностью начать переговоры по вступлению в Евросоюз. Вот такая как бы дань…»

После закрытия ИАЭС в 2009 году Литве пришлось вместо экспорта приступить к импорту энергии. В первую очередь пострадал рядовой потребитель: только за первые два с половиной года без АЭС электричество в Литве подорожало вдвое, отопление — в четыре раза.

Были и другие проблемы — консервация отслужившей свое атомной станции и обеспечение надежного хранилища отработанного ядерного топлива. Речь шла о том, что эти работы оплатит ЕС, но после анонсированного Великобританией выхода из общего союза Брюссель начал намекать литовцам, что они могли бы взять финансирование на себя. Сейчас премьер-министр Литвы Саулюс Сквернялис настаивает, чтобы Великобритания перед выходом из ЕС все же внесла свою долю средств. «Услышав от Европейской палаты аудита мнение, что, возможно, это [закрытие АЭС] нужно делать силами бюджета Литвы, мы должны сказать, что подобное неприемлемо и для нас не под силу», — заявил премьер.

Осознание того, что с ядерной энергетикой живется лучше, чем без нее, подтолкнуло власти республики к амбициозной идее построить близ Висагинаса новую современную АЭС. Проблему консервации и утилизации советской ИАЭС новая станция, конечно, не решит, зато поможет существенно уменьшить счета за электричество, отопление и т.д. Помимо Литвы, в проекте собирались участвовать Латвия, Польша и Эстония.

В июне 2012 года Сейм Литвы в первом чтении одобрил проект «Закона о строительстве атомной электростанции в Висагинасе». Но оппозиционные политики продавили проведение референдума о Висагинской АЭС. Общественность была встревожена тем, что станцию собирались оснастить реактором того же типа, что и фукусимский.

Проект Висагинской АЭС вызвал беспокойство и в соседних странах. В 2008 году нынешний президент Латвии Раймонд Вейонис, возглавлявший тогда министерство защиты окружающей среды, говорил, что выступает против участия своего государства в проекте новой АЭС — как по соображениям безопасности, так и по чисто экономическим причинам. «Участие в проекте потребовало бы от Латвии гигантской суммы, которую можно было бы потратить с куда большей пользой, вложив в развитие системы возобновляемых энергоресурсов. Я не говорю уже, что люди, которые окажутся рядом с новой АЭС, категорически против этого строительства», — заявлял Вейонис.

Референдум о судьбе Висагинской АЭС прошел 14 октября 2012 года, и 65 процентов проголосовавших сказали АЭС «нет». С тех пор власти Литвы неоднократно пытались реанимировать проект, но воз и ныне там. А тем временем в атомную гонку включились соседи-белорусы. Вопрос о строительстве в Белоруссии атомной электростанции прорабатывался еще в начале 1990-х, к практическому решению подошли лишь в 2008-м. Для станции подобрали Островецкую площадку близ Гродно (недалеко от границы с Литвой). В марте 2011 года Белоруссия подписала с Россией договор о сотрудничестве в строительстве АЭС, а Москва выдала Минску кредит в 10 миллиардов долларов. Энергоблоки заказали у волгодонского филиала АО «АЭМ-технологии» «Атоммаш». Дата ввода в строй первого — 2019 год, второго — 2020-й.

Однако Литва объявила войну Островецкой АЭС. В Вильнюсе не упускают ни одной возможности заявить, что объект не отвечает современным стандартам безопасности, а «Атоммаш», переживший в 1990-х серьезный упадок, не способен создавать надежную технику. В подтверждение цитируют бывшего главу совета директоров «Атоммаша» Сергея Якунина. «Перед отправкой корпуса реактора в Белоруссию был показан телевизионный сюжет на Первом канале, — вспоминает Якунин. — Снимали якобы на «Атоммаше», но позже выяснилось, что в Белоруссию отправили старый корпус с Ижорских заводов, благо, что «Атоммаш» перед своим разграблением выпустил более десяти комплектующих для ядерных реакторов. Лукашенко, таким образом, отправили привет из 1990-х годов».

Помимо информационной борьбы, в ход идут и другие методы. Так, Литва отказала белорусам в использовании своей Круонисской гидроаккумулирующей электростанции в качестве резервного источника энергетических мощностей. В декабре 2015-го министр энергетики Литвы Рокас Масюлис предложил прибалтийским государствам подкорректировать свои налоговые системы таким образом, чтобы блокировать импорт электроэнергии из Островца в Прибалтику. А уже в начале 2016-го он также обратился к своим коллегам из Финляндии и Польши с просьбой не покупать электроэнергию «у третьих стран, которые строят небезопасные АЭС».

Премьер Сквернялис, в свою очередь, предлагает устроить белорусам самую настоящую блокаду. По его мнению, «необязательно запрещать импорт белорусской энергии в масштабах ЕС — достаточно, чтобы электричество не прошло через несколько стран-посредников».

Спикер Сейма Литвы Викторас Пранцкетис назвал строящуюся Белорусскую АЭС не более и не менее как «потенциальной угрозой для всей Европы». А «отец литовской независимости» Витаутас Ландсбергис в октябре 2017 года и вовсе призвал соотечественников перейти к силовым формам борьбы. По его словам, литовцы измельчали, раз у них не хватает духа пойти в атаку на стройплощадку БелАЭС. «Если бы дух был иным, то мы пошли бы в Островец. Но сейчас мы ждем судьбы, думая, что все хорошо», — сокрушался Ландсбергис.

Агрессивную риторику литовских политиков с пониманием восприняли в соседней Польше, чьи власти в августе согласились с тем, что БелАЭС «небезопасна» и покупать у нее энергию не надо. Поляков понять можно: они тоже всерьез задумались о собственной атомной электростанции.

А тем временем белорусский лидер Александр Лукашенко троллит соседей. «В Литве закрылась Игналинская станция, и тысячи людей выброшены на улицу», — сказал президент, отметив, что это специалисты высокой квалификации и Минск может предоставить им рабочие места на БелАЭС. Он также заявил, что критики напрасно беспокоятся по поводу безопасности. «Безопасность станции — это наша забота», — подчеркнул Лукашенко.

Пока «атомную гонку» Минск, судя по всему, выигрывает — причем не только у Вильнюса, но и у Москвы. Ранее на фоне реализации проекта в Островце было заморожено уже начавшееся в Калининградской области строительство Балтийской АЭС (и это при том, что Вильнюс грозится заблокировать транзит энергии с БАЭС).

Поделитесь с друзьями:
Источник материала
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Stumbler на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

You may also like...