Государство и эволюция

Теорий происхождения государства не меньше, чем теорий происхождения человека, но самой реалистичной из них является идея стационарной банды. Воины-волки, не бывшие до этого ни властью, ни особо уважаемыми членами общества, ни даже постоянной структурой, с ростом заселенных людьми мест находят свою нишу, сначала совершая набеги на другие племена, а затем захватывая их и устанавливая собственные порядки. Как вариант, военные вожди могут, опираясь на свою дружину, захватить власть и в пределах самой Ойкумены.

Таким образом, государство исходно основано на насилии (до этого власть опиралась на обычай, авторитет и общую волю граждан), и социально неоднородно. Меньшинство воюет и распоряжается, большинство работает и подчиняется.

Было бы ошибкой считать, что от государства, даже такого примитивного, нет никакой пользы. На самом деле оно выполняет две важные функции: предоставляет «крышу» от набегов других «волков» и просто жадных соседей; и осуществляет достаточно безличную справедливость (князь-судья обычно не имеет особых чувств ни к одному из крестьян, подравшихся по пьяной лавочке или совершивших адюльтер, и потому не предвзят), наказывая преступления своих подданных. Обе эти функции в совокупности позволяют снизить смертность по сравнению с первобытным коммунизмом примерно в 10 (!) раз (подробности можно найти у Пинкера).

В странах Азии государство выполняло еще и третью задачу: координировало большие технические проекты вроде ирригационных систем и принуждало к участию в них, что позволяло избежать «трагедии общин».

Как и для сообществ людей, так и для государства выгодно постоянное увеличение его размеров — это позволяет распоряжаться большим количеством ресурсов. Однако масштабирование не дается даром — старые методы перестают работать, например, княжеская дружина уже не может контролировать всю территорию, а рост дружины до бесконечности тоже невозможен.

Поэтому для объединения людей в едином государстве помимо насилия приходится прибегать к каким-то скрепам, то есть, присоединяться к каким-то уже имеющимся групповым идентификациям. Понятно, что годятся из них далеко не все. Реально в истории использовались:

а) семейные узы (хотя бы на словах, официальная риторика нередко подавала монарха как отца всех подданных)
б) этнос («мы — один народ, одна кровь, у нас общие святыни»)
в) религия (официальные культы императоров в Риме, принятие тем же Римом христианства, исламские государства, в которых вообще власть светская и религиозная были объединены в одних и тех же людях и т.д.)

Монархия и республика

Государства, образовавшиеся из воинских отрядов, захватывавших чужие земли, носят весьма характерные черты. Они возглавляются одним человеком — воинским вождем, который затем передает свою власть по наследству. Потомки воинов-волков становятся привилегированным классом — знатью, эксплуатирующей класс производящий и непривилегированный — чернь. Жители такого государства в принципе не равны, состоят из разных сословий, причем права и обязанности разных социальных слоев сильно различаются, понятно в какую сторону — вплоть до разных наказаний за одни и те же преступления.

Источником суверенитета такого государства (то есть его независимости от других) является сам монарх (опирающийся на армию — аппарат насилия), захвативший некоторую территорию и удерживающий ее. По мере роста государства из членов привилегированного класса создается также аппарат управления. Все жители монархии являются поданными монарха — которым он прямо или косвенно разрешил жить под своей властью и принял от них в какой-то форме присягу верности. Воля монарха — высший закон. Даже если существует некий кодифицированный свод законов, это не более, чем сборник типичных приговоров, составленный, чтобы не утруждать монарха разбором мелких краж. Однако монарх в принципе может по своему желанию казнить или миловать любого, не считаясь ни с какими кодексами.

Обычно считается, что монарх получил право власти от бога или богов. Первоначально это понималось буквально (как минимум в виде апелляции к судьбе, исполняющей волю неба), затем превратилось в разновидность демагогии.

Социодинамика всех монархий одинакова. Знать желает пользоваться все большими привилегиями и при этом нести как можно меньше обязанностей, и постепенно вырождается в социальных паразитов. После загнивания опорного слоя монарх рано или поздно теряет власть, а вместе с ней нередко и голову.

С начала нового времени появились государства другого типа, называемые республиками. Они были смоделированы, по крайней мере внешне, по образцу социального устройства поселков в Ойкумене, где жизнь регламентируется обычаями и традициями, а проблемы решаются демократически — на собрании статусных мужей, то есть полноценных членов общины (в число которых как правило входят исключительно женатые мужчины, добившиеся определенного места в общества и признанные таковыми остальными членами).

Суверенитет республики мыслится как происходящий от права людей владеть некоторым участком территории по праву происхождения и жить на ней так, как они сами решат, и готовых самостоятельно защищать эту территорию с помощью оружия. Во главе такого государства может стоять временный выборный вождь или же какая-то избранная коллегия, тоже с ограниченным сроком правления. Статусным мужи являются гражданами государства, и их право гражданства после его получения неотъемлемо, оно не зависит от воли конкретного человека. Граждане равны между собой, и разделяют одинаковые права и обязанности. Они образуют гражданскую-нацию (черточка стоит, потому что это единое понятие, а не некая нация, к которой прицепили дополнительные финтифлюшки).

Жизнь в республике регулируется с помощью традиционных норм, которые на каком-то этапе записываются и кодифицируются. Республика мыслится как устроенная волей людей, а не богов, а ее власть как исходящая от людей, добровольно решивших ей подчиняться, потому что так правильней.

Для протокола стоит отметить, что на протяжении почти всей истории в гражданскую нацию республики входило далеко не все население, нередко вообще меньшинство, а право гражданства даже при рождении от граждан надо было еще заслужить.

Республики нового времени отличались от античных тем, что в них уже был весьма развитый государственный аппарат, состоящий из несменяемой на выборах бюрократии, полномочия которого делегируются от власти республики. Такой аппарат создает преемственность политики даже при постоянной смене руководящих лиц.

Социальная динамика республик следующая: во-первых, аппарат постоянно стремится контролировать как можно больше в большем количестве сфер. Во-вторых, неполноправные жители республики, лишенные голоса, постоянно борются за влияние, в результате чего гражданская-нация постепенно увеличивается, а фактическая демократия размывается и начинает существовать лишь для блезиру. Выборы в условиях огромной массы людей, лично не знакомых ни друг с другом, ни со своими кандидатами, со временем превращаются в фарс, а 300 депутатов в принципе не могут представлять реальные нужды 3 миллионов разных человек.

На практике депутаты представляют лишь различные властные и околовластные кланы, борющиеся друг с другом, а формальные граждане, пользуясь формальными демократическими институтами, мало на что могут в принципе повлиять.

Материал: https://gatoazul.livejournal.com/618867.html
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Stumbler на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

You may also like...

Добавить комментарий