Денежная бумага отражает полевые работы, но не ведёт их

Манипуляции с отчётностью и дыры в асфальте.

Бумазейные игрища в стиле Набиуллиной и Юдаевой – это средство перераспределения имеющихся в наличии благ, но никак не средство явить новые блага…

Учет – он и есть учет. Любая бумага – средство учета, но не средство производства. Обрушить экономику играми с ключевой ставкой ЦБ, с денежной эмиссией – можно. Поднять обратно – нет.

Чтобы было понятно – спустимся на простой и наиболее демонстративный уровень агрохолдинга.

Единственный источник дохода аграриев (а поле – это идеальная маленькая модель страны) – урожай. То есть это наличие земли, обработка земли (с техникой или без), сбор урожая, его поедание или обмен. Естественно, в каждой бригаде полеводов есть свой учет. Представим его в виде амбарной книги, куда бригадир проставляет хрестоматийные «палочки»: кто работал, у кого прогул, у кого недоработка, у кого – переработка и т.п.

Амбарная книга не представляет из себя никакой самоценности. Она намертво привязана к полю, к полевым работам. Уберите поле – и учетная амбарная книга сгодится разве что только на растопку печи…

С помощью механизмов учета ведётся распределение урожая поля между теми, кто так или иначе с этим полем связан: владеет им, обрабатывал его, оказывал услуги обработчикам, охранял поле (армия!) и т.п.

Но, безусловно, в нашем примере полевые работы (как и наличие поля) – первичны, а все бумажные механизмы учета вторичны, они идут от полевых работ, а не наоборот. Учетную книгу можно вести по-разному: ставить взамен одной палочки 10 или 100 (инфляция), изрисовать её чёртиками и рожицами, вклеить туда дополнительные листы, вырвать оттуда листы и т.п. Но – какой бы художник не разрисовывал амбарную книгу – от его рисунков в амбаре благ больше не станет.

Учет должен быть приспособлен к обработке ресурса. А не наоборот, как у Набиуллиной с её теоретическим фетишизмом, когда обработка ресурса приспосабливается к условным значкам учета, когда повысить производство думают девальвацией рубля, играми вокруг учетной ставки и т.п.

Игры с учетным механизмом, оторванные от нужд обработки вполне конкретного реального (природно-инфраструктурного) ресурса – это игры шизофреников. Главная задача учетчика, счетовода – организовать полевые работы, а не сорвать их, дезорганизовав учет и через то демотивировав полеводов трудиться. Именно потому психически здоровый человек все бумажки подгоняет под нужды ресурсной обработки, а не пытается ресурсную обработку свести к умозрительным схемам, нарисованным в амбарной книге учета…

Главный принцип тут: получение долей урожая полеводами должно максимально точно соответствовать их вкладу в повышение урожайности.

То есть не должно быть, как у Набиуллиной, когда работают в поле одни, а «палочки»-«трудодни» (с правом получения львиной доли урожая) – получают совсем другие люди. Об этом, как о воровской солидарности, говорить можно, а вот как об экономической политике – нельзя.

Существует железное экономическое правило: несправедливость при раздаче готовых, имеющихся в наличии благ («награждение непричастных, наказание невиновных») приводит к сокращению потенциальных, возможных в будущем благ. Причем уровень сокращения потенциала системы напрямую связан с уровнем несправедливости.

Учет – учитывает реальность, а не манипулирует ею. Если учет оторвался от реальности – тогда он превращается в инструмент разрушения деловой активности и деловой мотивации.

Для примера: допустим, человек не может себе купить квартиру. В переводе с русского языка на экономический язык эта фраза звучит так: «власть считает, что этот человек хреново работал». Наоборот, если человек купил себе пятикомнатную квартиру — в переводе с русского на экономический это означает: государство (власть) признаёт, что он зашибись, как работал, аж пот трудовой ошмётками с него летел… Логично? Почему у человека нет денег? — Плохо работал. Почему у человека много денег? — Хорошо работал. В нормальной-то системе это так. А теперь наложите на современные нам экономические отношения! То-то же…

Стране может многого не хватать – но когда стране не хватает денег (т.е. условных знаков, нулевых в себестоимости) – это предел маразма и некомпетентности. Нехватки бывают только в реальном мире. Нехватки в мире условных обозначений – с этим уже к психиатру!

Первую лекцию в курсе изучения экономики нужно начинать всегда словами: «Денежное обращение в стране организуется исходя из нужд обработки реальных ресурсов и для обслуживания технологических планов по улучшению ресурсопользования».

Учет имеет служебную, а не господствующую функцию: бумага отражает полевые работы, но не ведёт их!

Точно так же учет в амбарной книге бригадира полеводческой бригады организуется ради нужд обработки поля – а не ради безумной экономии при покупке семян, ресурсов, услуг поливальной установки и «сокращении ради экономии» прочих ТЕХНОЛОГИЧЕСКИ-НЕОБХОДИМЫХ КОМПОНЕНТОВ УРОЖАЯ.

Задача вовсе не в том, чтобы поставить в учетной книге побольше или поменьше палочек, ноликов и крестиков. Задача вырастить на конкретном поле максимально возможный урожай. Манипуляции же с отчетностью – являются мошенничеством, и бригадира полеводов за такое просто сажают.

Или, в лучшем случае, гонят в шею – если он с помощью «мер жёсткой экономии» добился, что поле не вспахано, не засеяно и не удобрено, а в засуху пересохло, потому что на воде он тоже экономил «палочки-трудодни» в книге учета…

Между тем весь экономический блок Правительства РФ очевидным образом сводит всю экономику России к обороту бумаг!

Страны с её ресурсами, как источника экономики, для них вообще не существует. У них есть только бумажки, которые они меняют на другие бумажки в той или иной пропорции, то затрудняя доступ к бумажкам, то облегчая его, то выбрасывая бумажки в «суверенные фонды», то наоборот, те же самые бумажки заманивая в качестве «иностранных инвестиций»…

Этот фетишизм, в котором все надежды на успех связаны с организацией документооборота (а не с организацией полевых работ) – тесно связан с РАЗРЕШИТЕЛЬНОЙ СИСТЕМОЙ ресурсопользования, и потому вносит страшный разлад в реальные экономические процессы. Он влияет негативно. Но он не может повлиять позитивно – в обратную сторону поезда на этой узкоколейке не ходят.

Без подключения того, что я назвал ТЕХНОМИКОЙ, т.е. изучением технологических потребностей при организации обработки ресурсов, можно бумаг навалить много, или ни одной – и всё время попадёшь мимо кассы. Страна должна иметь и составить прежде всего, технологические представления – о том что, где, когда и как она будет обрабатывать из даров природы и героических предков. В планируемой технологической цепи нужно найти и устранить пробелы, выпавшие звенья, обнаружить и ликвидировать утечки (как механик изолирует утечку топлива или масла – инструментами, а не написанием отчета на бумаге).

Когда картина обработки, потребления и обмена с другими народами будет в целом ясна – приходит время включить учетный механизм в виде денег, чтобы стимулировать и мотивировать участников всех звеньев продуманной технологической цепи (от сырья до конечного продукта).

Можно ли иначе? Нет.

Если бочка дырявая – то сколько в неё не лей, всё зря будет: это к вопросу об увеличении денежной массы. И наоборот – дырявая бочка не наполнится от «экономии воды», если в неё перестанут лить воду. Это к вопросу о сжатии денежной массы. Есть только один способ наполнить дырявую бочку – вначале обнаружить и заткнуть в ней дыры, а потом начать наливать, сколько потребуется. Не больше и не меньше, обратите внимание, а сколько потребуется.

В конце ХХ века наши экономисты (большая часть которых на заводах и в поле никогда в жизни не была) – свихнулись. Необыкновенная разветвлённая сложность разделения труда во времена нашей юности создавала иллюзию чудесного возникновения продукта – откуда в экономическую науку и проник нелепый термин «экономическое чудо»…

Я не берусь рассматривать библейские экономические чудеса – типа кормления евреев манной кашей прямо с неба или насыщения многих тысяч пятью хлебами и двумя рыбами… Это вне сферы моей компетенции.

А вот без вмешательства Бога – тут уж скажу, как экономист с большой, в том числе и производственной, практикой – экономических чудес не бывает. Экономика – это рекомбинированнная трудом масса материи, полностью подчинённая законам сохранения вещества и энергии. Её составляют материальные предметы, сделанные из материального сырья, обработанного материальными инструментами.

ПОТОМ это всё, конечно, учитывается в условных, умозрительных единицах, но если исходник пропал – условные единицы становятся бессмысленными и пустыми.

Никакими бумажными игрищами недобрая бабушка Набиуллина не может дать тех ресурсов, которых нет или отнять те, которые есть. Она может только сорвать обработку имеющихся ресурсов – чем она, собственно, и занимается.

И никто не занимается подсчитыванием образовавшейся из-за её манипуляций УПУЩЕННОЙ ПРИБЫЛИ бюджета страны, регионов, домохозяйств. Во сколько раз отсутствие урожая больше «экономии» на организации посева?

Это, конечно, зависит от конкретной урожайности поля, но в общем и целом прикинуть можно.

Мы ведь не бухгалтеры, а экономисты!

 

Источник материала
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Ufadex на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@proru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

Вам может также понравиться...

Комментарии

Сортировать по:   новые | старые
Homo Faber

А меня вот что волнует: почему говорится и пишется Набиуллина, а слышится и читается Нае…ллина, к чему бы это? А?

inegrek
inegrek

… потому что изначально продажна , дерьмократично-либеральна, вот и слышится и читается так …

olegator

Подобных статей в последний период стало великое множество, один журнал Эксперт печет их как пирожки, поэтому полемизировать с автором просто нет смысла, уж слишком много идейного мусора.
Но вся эта околонаучность создает ненужное давление на власть, притом, что причина обозначенных проблем лежит в другой плоскости, отчего возникает опасение, что исправить ситуацию будет трудно. Для того, чтобы понять почему так получается, в первую очередь, надо осознать, что именно так работает монетарная долговая экономика, а именно через финансовую манипуляцию. Но происходит это не по злой воле плохих банкиров, а потому что в основе монетаризма лежит финансовая целесообразность, то есть выгода от любых экономических действий. Мы тут до плевков спорили, что важней в самолете его безопасность или экономичность, меня до трясучки убеждали, что экономичность и для условий монетаризма это действительно так. Прибыль важней чем безопасность. Но автор пытается убедить, что в текущих условиях целесообразней переходить на автаркию, хочется спросить каким образом?
Реальная проблема вовсе не в дефиците денег, а в системе их отраслевого распределения. Деньги в монетарной экономике поступают туда, где они могут расти, другими словами туда, где их и так достаточно. Но именно это порождает разрывы отраслевых обменов внутри экономики. Экспортер в Росссии единственный источник денег, потому что деньги в стране возникают как балансное отражение валютных средств поступающих от международной торговли. Но экспортер в рамках своего бизнеса создает свои замкнутые корткие производственные цепочки. Эти цепочки существуют обособлено внутри отраслевой матрицы и создают серьезные дисбалансы, разрывающие обменные процессы в экономике. Другими словами, мы имеем классическое неравномерное развитие экономики, которое в какой то момент компенсировалось высокими сырьевыми ценами, а теперь бюджетные дефициты покрыть невозможно, так как цены на сырье упали.
Таким образом, проблема вовсе не в том, что денег мало, а в том, что поступают они нетуда, где в них нуждаются. Так вот суть государственного управления к тому и сводится, что должно обеспечивать сбалансированный переток денежный средств в отстающие отрасли, которые по определению не могут существовать в рамках кредитного поля, но без этих отраслей экономика не может существовать в принципе. И к удивлению Аганбегяна, именно эти пооцессы сегодня и происходят в нашей экономике. Да без крику и победных реляций, но идет кропотливая работа по радикальной перестройке экономического организма страны. Но пооцесс это не быстрый, сложный и полный проблем. И наш ЦБ в этом потихому участвует, потому что не может взять и обхявить, что теперь он кредитует государственные программы, это ж какой шум поднимется в головной конторе.
Какова была главная экономическая ошибка в СССР? Слишком быстро пытались шагать, пятилетку за три года, штаны надорвались и в образовавшуюся дыру выпала сама социальная политика. А люди всегда остаются людьми, свой карман ближе к телу, а потому простить этого не захотели. Теперь придется уроки учить заново.

olegator

Согласен, наша экономика далеко не слаженный организм, но ее не запустить в рамках монетарной парадигмы, даже если денег напечатаем и начнем восстанавливать производственный контур, как предлагает автор. Проблемы ни в этом, а в том, что принцип монетарной целесообразности реструктуризирует экономику по центрам прибыли, разрывая отраслевой обмен. До тех пор пока будет так, любые деньги будут концентрироваться в точках валютных мостов и сделать с этим ничего нельзя. Превосходство социалистической экономики ни в красных флагах и социальной стабильности, превосходство в разрыве парадигмы монетарной выгоды, которая формирует развивающийся отраслевой баланс, который дает моментальный толчок всей экономики. Как только в СССР вернулись к теме хозрасчет, экономика должна быть экономной и прочей капиталистической ереси, все хозяйство сразу пошло вразнос и закончилось все это либерпльным переворотом. Путин пытается в рамках капитализма запустить идею искусственного выравнивания отраслевого баланса, направляя деньги туда, где по принципу экономической целесообразности их нет. Это невероятно сложно, куда сложней, чем против ветра струю пускать, но если сохранять подыхающий капитализм, это единственная возможность держать экономику наискусственном дыхании. И разговоры, что мало денег, что надо не учетом заниматься и прочее, не приближают нас ни на шаг к решению проблем.

olegator

Но можно ли преодолеть принципиальные противоречия, которые порождены сутью экономических отношений, доминирующих в макроэкономике капитала, и будут ли они вообще когда нибудь преодолены, если от социализма отказаться дефакто? Без всяких сомнений. Сегодня финансовый капитал в первую очередь перекрывает финансирование, так называемым закрывающим технологиям, то есть тем, которые изменяют принципы долговой экономики, резко сокращая оборот капитала. Как пример, электрические лампочки, которые можно заменить на эмиссионный пластик, который горит 150 лет, или пресловутые колготки, которые могут не рваться, есть технологии получения синтетических моторных масел, когда замена масла не требуется в пределах 500 тысяч километров, ну и так далеее. Подобных технологий с каждым годом становится все больше и пока владельцам денег удается закрыть их финансирование. Но беда в том, что в условиях достижения пределов роста рынков инновации остаются единственным объектом инвестиций, от слова совсем. И если следовать принципу не финансировать закрывающие технологии, то рынки начнут сыпаться, так как заработать не будет никакой возможности. С другой стороны, если открыть эту калитку, то принцип экономической целесообразности начнет претерпевать глобальные изменения. Какие? Капитал, начнет терять свою самую ключевую функцию инвестиционную, а это серьезная угроза для капитала в целом. Если открыть ящик Пандоры и допустить разгул технологий, то в четком соответствии с законом Мура, их сменяемость достигнет такой скорости, что только что разработанная технология на следующий день станет устаревшей, а это в свою очередь приведет к падению капитализации проекта в целом. В этом случае вернуть инвестиции будет невозможно, либо срок их возврата выйдет за пределы целесообразности. Если не будет возможности инвестировать капитал, исчезнет понятие кредита, его также невозможно будет вернуть. Лопнет вся финансовая система, которая сегодня прилагает серьезные усилия, чтобы иновации не финансировать совсем. Заказыаать инновации сможет только государство, потому что государству сами по себе деньги не нужны, ему нужны материальные блага. Именно поэтому прилагается масса усилий, чтобы разрушить сам институт государства. Вообщем нашим детям светят веселые времена.

wpDiscuz