Cеул вышел из intelligence-sharing pact с Токио

Речь идет о так называемом соглашении GSOMIA, которое было заключено несколько лет назад. В соглашении речь идет об обмене разведданными о «ракетных угрозах» КНДР. Но есть сомнения, что это соглашение работало на практике.

Вкратце напомню контекст.

Международный контекст — международное сообщество в то время сотрясали запуски северокорейских ракет. Каждый месяц. Непрерывно в течении нескольких месяцев, когда было запущено более двадцати ракет. И это были ракеты отнюдь не ближнего радиуса действия (об обмене данными по которым было заключено рассматриваемое соглашение с японцами), а баллистические ракеты, способные создавать угрозы непосредственно для США. К тому же, КНДР в этот же срок осуществила два испытания ядерного оружия. Мир был под угрозой, а корейский мирный процесс — в глубоком тупике. Тогдашнее корейское правительство было дезориентировано, остро нуждалось в международной помощи и решило обратиться за помощью к Японии.

Внутриполитический контекст — массовые протесты, которыми был охвачен Сеул с ноября 2016 года. Ко всему, ухудшились отношения с ключевыми экономическими партнерами: США и Китаем. Не исключено, что Сеулу в столь турбулентной обстановке упомянутое соглашение с японцами было просто навязано. Токио, пользуясь слабостью тогдашней корейской власти, кулуарно навязал и некоторые другие скандальные решения, которые впоследствии тоже оказались несостоятельными на практике. Например, «компенсации» по comfort women, решение по которым при нынешней власти было сразу же отброшено.

В Сеуле с тех пор новая демократическая и патриотическая власть.

Сеул смог в кратчайшие сроки активизировать усилия собственной дипломатии. С одной стороны, сразу же были нормализованы отношения с Вашингтоном и Пекином. А с другой стороны, возобновлен мирный процесс на Корейском полуострове. В частности, переговоры по денуклеаризации. Уровень северокорейской угрозы был заметно снижен, а с многолетней враждой, непрерывно продолжавшейся десятилетия — покончено. Официально Сеул перестал смотреть на Пхеньян как на «врага».

Огромную роль в корейском мирном процессе сыграл Трамп. Не менее важную роль — Китай. А южнокорейский президент Мун стал основным медиатором мира.

Правда, выпала из переговорного процесса Япония. Более того, Япония в переговорный процесс даже не вступала.

Мирный процесс на практике вполне удалось запустить без Японии. Не знаю, хоть что-то дал в этом контексте intelligence-sharing pact с Японией. Но в любом случае, складывающийся расклад больше всего устраивает Японию.

В общем, intelligence-sharing pact отбросили за ненадобностью.

Да и потом: о каком «обмене разведданными» может идти речь, если между Сеулом и Токио даже нет доверия?

Материал: https://igor-tiger.livejournal.com/2256745.html
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Stumbler на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

You may also like...