Антиподы борзеют не по-детски

Цивилизация выработала вполне четкие и однозначные определения фашизма. Это определение тщательно игнорируется англосаксонской политической риторикой. По очевидной причине — именно англосаксонская модель современного неолиберализма однозначно подпадает под определение фашизма и формально и по существу. Собственно, из последующего текста «Сидней Морнинг Херальд» это весьма очевидно:

Джулия Гиллард начала ее последний год в качестве премьер-министра с заявления по вопросам национальной безопасности, в котором, в частности сказала — «Австралия входит в новую эру крайне важных требований к национальной безопасности». Объявляя об окончании десятилетия «11 сентября», она смотрела в будущее: «Это будет эра, когда поведение государств, а не «негосударственных субъектов», будет самым важным фактором в формировании представлений о национальной безопасности Австралии».

Другими словами, настало время, чтобы пойти далее [сиюминутной] озабоченности терроризмом и заняться старым традиционным делом межгосударственных отношений. В частности, она указала как на определяющий вопрос, на напряженные отношения между Соединенными Штатами и Китаем.

Тони Эбботт, лидер оппозиции в то время, не согласился с нею: «Самыми важными угрозами безопасности, с которыми мы сталкиваемся [сейчас], являются исламский терроризм и глобальная нестабильность».

Два года спустя, Эбботт, уже в качестве премьер-министра, сделал свое собственное заявление о национальной безопасности. Оно было полностью посвящено терроризму и возвышению «нового средневековья». В речи, произнесённой две недели, назад не было сказано ни единого слова об опасностях соперничества между странами.

Возвышение варваров из, так называемого, Исламского государства справедливо концентрирует на себе много времени и энергии стран цивилизованного мира.

Однако, в то время как мы остаемся поглощёнными этой новой напастью, старые опасности цветут буйным цветом.

В 2008-м Россия вторглась в Грузию. Сегодня она вторгается на территорию своего соседа, Украины, прикидываясь при этом, что она тут ни при чём. Россия возобновила патрулирование американской береговой линии своими бомбардировщиками дальнего радиуса действия с ядерным оружием на борту. Она запугивает Европу своими агрессивными военными учениями.

В эти выходные, в Москве был застрелен лидер оппозиции, Борис Немцов. На этой неделе он должен был провести мощный митинг протеста против Владимира Путина. Путин отрицает свою причастность к убийству.

Как сообщил один из ветеранов оппозиции, Немцов планировал обнародовать информацию о российских вооруженные силах вторгшихся на Украину, и эта информация должна была вызвать «глубокое отвращение» к Путину в армии и службах безопасности.

Китай продолжает наращивать свои притязания на территории его соседей. Хотя он был достаточно разумен, чтобы снизить накал своей риторики в последние месяцы, тем не менее, он спокойно продвигался вперед со строительством военных баз и укреплений в четырех отдельных частях цепи островов, на которую выдвигают требования пять других азиатских стран.

Как написал в Wall Street Journal аналитик IHS Jane’s Defence Weekly, Джеймс Харди, — спутниковые фотографии островов Спратли (Spratly) в Южно-Китайском море, сделанные в прошлом месяце, показывают, что «там, где было только несколько небольших бетонных платформ, теперь у него есть настоящие острова с вертолетными площадками, взлетно-посадочными полосами, гаванями и сооружениями, способными предоставить обеспечение большому количеству войск» .

«Мы видим, что идет методичная, хорошо спланированная кампания, имеющая своей целью создать цепь воздушных и морских баз-укреплений в центральной части цепочки островов Спратли, на часть которых имеют притязания Вьетнам, Филиппины, Малайзия, Бруней и Тайвань.

В то время когда Пекин договаривался о нормах поведения со всеми претендентами на острова Спратли, он обещал этим странам, что не будет делать там никаких провокационных шагов. США назвали ускоренную китайскую программу строительства «дестабилизирующей» и попросили Пекин воздержаться от её выполнения. Китай, имеющий второй по величине военный бюджет в мире, не принял эту просьбу во внимание.

Эбботт был прав, когда подверг критике Гиллард за то, что она была слишком сфокусирована на одном типе угрозы. Но и сам Эбботт, точно так же был слишком узок в его собственном заявлении. Оба премьер-министра виновны в одном и том же грехе – «модничестве».

Правда состоит в том, что Австралия и мир вынуждены столкнуться с прямыми угрозами миру и стабильности. И «государственными» и «негосударственными» в равной степени. Нет никакой необходимости разделять их на отдельные корзины — «модные» или «не модные» в данный момент. Фактически, все эти возрастающие риски могут быть классифицированы, отнесены к одной и той же широкой политической категории. Мир уже видел её прежде.

Режимы в России, в Китае и в так называемом, Исламском государстве – все они фашистские. Определяющие собенности фашистских режимов? Во-первых, они авторитарны. Свободы ограничены. Люди не имеют права сопротивляться приказам их правителей. Инакомыслие подавлено и подавлено жестоко, если это необходимо.

Во-вторых, власть крайне централизована. В-третьих, государство поставлено выше людей. Гипернационализм или ура-патриотизм приведены в действие и подпитываются чувством исторической обиды или жертвенностью. Путин говорит, что Запад полон решимости «вырвать когти и зубы» российскому медведю. Его главный мотив — воостановление величия России.

Китай пережил свой «век унижений» в лапах западного империализма. И по сей день китайских детей наставляют «никогда не забывать национального унижения». ИГИЛ объявило, что его цель состоит в том, чтобы «восстановить халифат». Его лидер и самопровозглашенный калиф, Абу Бакр аль-Багхдади, объявил, что «Запад превратил исламский мир в ничто». Его цель: «Мы хотим восстановить величие ислама».

Есть много различий. Россия, теоретически, — демократия; Китаем управляет партия, номинально являющаяся коммунистической; так называемое Исламское государство утверждает, что действует во имя Аллаха.

И тем не менее, все три действуют как фашистские сущности. Фашизм «отвергает демократические свободы и, с целью внутреннего очищения или внешней экспансии, проводит политику насилия без каких-либо этических или юридических ограничений» пишет Роберт Пакстон в его книге “Anatomy of Fascism” («Анатомия Фашизма»).

Короче говоря, лидерам Запада нет никакой необходимости играть в словесные игры и объявлять о модных трендах в области безопасности. Все эти три нарастающих угрозы — враги свободы. Они отказывают в свободе своим собственным народам, и ни во что не ставят права других.

Мир противостоит возрождающемуся фашизму. Но кажется, что Запад, поглощенный экономическим кризисом в Европе и политической дисфункцией в США, не полностью осознаёт ту силу и ярость, которые поднимаются против него.

Источник: Perevodika

Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Stumbler на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

You may also like...