​«Призрак»: как нам пропагандировать хорошее русское кино

Мы с вами – и лично автор этой заметки – неоднократно и искренне ругали произведения современного отечественного кинематографа и особенно его творческую элиту. Что обидно: ведь добрые слова говорить приятнее, не так ли? Но сейчас оторвёмся. На этой неделе наши мастера киноискусства дали убедительные поводы и для добрых слов.

Про «Битву за Севастополь» мы уже говорили и на «КультПульте», и на «Однако». А вот одновременно с триумфальным стартом истории советского снайпера Людмилы Павличенко менее заметно, но тоже успешно прошёл фильм совсем другого рода – «Призрак» (от режиссёра Александра Войтинского и продюсера Сергея Сельянова с Фёдором Бондарчуком в главной «взрослой» роли).

«Призрак» – это классическая добрая и умная семейная комедия. При этом содержательная и актуальная.

Во-первых, это фильм с нормальными человеческими героями. Персонаж Бондарчука – авиаконструктор, все его друзья – в той же отрасли работают. И никаких тебе бессмысленных хипстеров и менеджеров по продажам.

Во-вторых, это добрый фильм. Это комедия с юмором сильно «выше пояса» – как, впрочем, и предыдущие опыты режиссёра Войтинского («Ёлки», «Чёрная молния»). И даже, как выясняется, о модной проблеме отношений мальчиков и девочек в подростковом возрасте и старше можно говорить и без пуританской фальши, и без пошлых скабрёзностей, а нормально, по-человечески – и с юмором, и с тактом.

В-третьих, это умный и честный фильм. Это не пасторальная картинка «Россия-встаёт-с-колен», пронизанная казённым умилением. Это фильм о тех людях и о той стране, которые у нас на самом деле есть. И люди не ангелы, а вполне себе раздолбаи с предосудительными манерами и со своими комплексами, и порядки в государстве… ну, какие есть. Но, в отличие от одномерно-чернушных «Дурака» и «Левиафана», здесь нормальные человеческие герои, пособляя друг другу, совершают логичные, мотивированные и не фантастические действия, растут над собой, преодолевают собственные слабости и глупости, делают лучше самих себя и одновременно окружающий мир. Что, собственно, и является предназначением человека и смыслом жизни.

В-четвёртых, это удачный опыт импортозамещения в кино – и по части актуального для страны «авиастроительного» содержания, и по части приумножения добрых традиций отечественного комедийного кино (и ничего, что сюжет сильно напоминает того самого «Призрака» с Патриком Суэйзи), и, кстати, по части вытеснения натужных бездарных российских же поделок.

В-пятых, это просто профессионально сделанный качественный фильм. Точнее, мне таким показался – но я ведь не искусствовед… Впрочем, судя по зрительным оценкам (рейтинги на уровне «Битвы за Севастополь») и кассовым сборам (об этом позже) – такую точку зрения разделяют многие.

Таким образом, мы с вами наблюдаем продукт отечественного кинематографа, который по содержанию, смыслу и ремесленному качеству полностью соответствует приоритетам государственной культурной политики. А именно: талантливо и доступно пропагандирует и даже воспитывает те качества и модели поведения, которые мы считаем полезными для будущего своей страны. Да ещё и адресован самой нужной аудитории – подростковой.

И аудитория, надо заметить, не преминула откликнуться. При бюджете производства в 150 млн руб. «Призрак» по состоянию на сегодня собрал в прокате под 265 млн. Сами авторы, правда, ожидали в полтора раза больше – на уровне 450 млн. Но, во-первых, фильм ещё на экранах. Во-вторых…

Во-вторых вот что.

Скажите, вы рекламную кампанию «Призрака» заметили? Вот и я тоже не припоминаю. То есть – была она более чем скромной. Сообразно бюджету. И обратите внимание: фильм в прокате с 26 марта, а львиная доля текущих сборов пришлась на последний уик-энд – то есть когда сработал не эффект рекламных расходов, а эффект «сарафанного радио». Что само по себе является признаком востребованности и высоких зрительских оценок.

Теперь вот с этим наблюдением давайте вернёмся к государственной культурной политике. В случае с «Призраком» мы имеем все соответствующие ей составляющие: содержательность, актуальность, качество, зрительский интерес (как выяснилось по ходу). Естественно, оценив эти составляющие, Министерство культуры поучаствовало в финансировании проекта. А вот рекламная кампания, продвижение продукта – это уже не государственная культурная политика, это уже кинобизнес со своей логикой и своими правилами.

Таким образом, мы с вами видим зазор между одним и другим – между культурной политикой и бизнесом. И ведь конкретный «Призрак» – это всего лишь повод обратить на этот зазор внимание. Посмотрите на ассортименты нашего кинопроката: там каждый день, кроме голливудских блокбастеров и избранных отечественных фильмов, вы увидите пару-тройку-четвёрку наших лент «второго плана» – не избалованных маркетингом и приоритетностью сеансов. Бывают там бездарные поделки, бывают там и творческие удачи – но узок круг зрителей, которые это оценят. При этом большинство из таких «неблокбастеров» получили государственное финансирование – по процедуре, за былые заслуги, по ошибке или по уму.

Давайте будем исходить из того, что все эти «кинозолушки» поддержаны государством по уму (мы знаем, что это не совсем так – но сейчас не об этом, просто предположим). Но это значит, что государство должно быть заинтересовано в том, чтобы эти произведения продвинуть максимально глубоко в широкие массы аудитории – просто для того, чтобы иметь от искусства необходимый воспитательный эффект, за который на самом деле государство и платит (в идеале) творческим сословиям. А это уже не бизнес никакой, это политика. И не только культурная, хочу заметить.

Стало быть, кроме прозрачных содержательных критериев, по которым те или иные творческие порывы получают доступ к казённому кошту, государство в лице Минкульта в данном случае нуждается также в механизмах чисто рыночного (или внерыночного, не суть) продвижения этих проектов.

Источник: KultPult

Поделитесь с друзьями:
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Stumbler на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

You may also like...

5 комментариев

  1. Russian:

    В главной роли Бандарчук….
    Услышал и все желание сходить в кино пропало. Уж такое ощущение возникает при упоминании о Федоре! И вроде бы понимаешь что режиссер не он, но осадок от предыдущих шедевров выработал четкий иммунитет ко всему, где упоминается слово Бандарчук.

    • Stumbler:

      А я тут смотрел веселое кино «Шпион» — и мне понравилось, как там Федя играет. Убедительно и колоритно. Кстати, там вовсю пинают хохлов — а ведь снято в 2012 году. Учитывая, что кино сняли по русофобскому роману Акунина — режиссер постарался на славу, убрал акунинские высеры.

  2. Piroshock:

    Федя как режисёр уано, но как актер весьма неплох

  3. qwe:

    Сколько же вам платят?

    В широкий прокат вышел фильм Александра Войтинского «Призрак», который позиционируется как семейный и предназначен для зрителей старше шести лет. Картина рассказывает о талантливом авиаконструкторе Юрии Гордееве, который за несколько дней до авиашоу, на котором должны были показать его инновационный самолёт, разбивается пьяный за рулём своего автомобиля и становится призраком. У него есть всего девять дней, чтобы исправить все свои ошибки, но вот беда, единственный, кто его видит и может помочь, – это школьник Ваня, закомплексованный и заикающийся подросток.

    Юре и Ване предстоит пройти множество испытаний, чтобы, в конце концов, поднять новый самолёт в небо, пересмотреть свои взгляды на жизнь и измениться в лучшую сторону. На первый взгляд, вполне стандартный сюжет, поощряющий зрителя задуматься о том, на что он тратит свою жизнь. Но, как говорится, дьявол кроется в деталях.

    Итак, знакомство юного зрителя (напомним, фильм позиционируется как семейный) с главным героем происходит в тот момент, когда Юра и его друг Гена, сидя в кабине нового самолёта, готовятся к испытательному полёту и узнают, что с ними хочет лететь французская журналистка. Юра, руководимый инстинктом размножения, уговаривает Гену взять в полёт журналистку и, когда тот не соглашается, высаживает его с самолёта. Далее наш талантливый авиаконструктор проявляет к своей спутнице недвусмысленные знаки внимания, угощает её шампанским и вдруг узнает о том, что при посадке его будет встречать жена. После чего наш пилот в лучших традициях пикаперов из американских комедий выпроваживает гостью нестандартным образом, надев на неё парашют и выкинув с самолёта. После чего совершает несколько виражей и, несмотря на своё нетрезвое состояние, успешно сажает самолёт.

    Вторая пьянка главного героя с игрой в водочно-коньячные шахматы заканчивается аварией и смертью. Показательно, что в момент перед аварией герой пытался дозвониться до всё той же журналистки и договориться о свидании.

    semejnyj-film-prizrak-smotret-bez-detej5

    На следующий день он, не понимая, что всё-таки умер, заходит в свой кабинет и видит, как его секретарша начинает томно раздеваться. Он бубнит про то, что годится ей в отцы, но через минуту понимает, что она делает это не для него, а для молодого парня, который говорит, что в такой день это делать «неудобняк». Юра кричит дословно: «Да вы что тут, оргию собираетесь устроить?!» и наконец-то понимает, что его никто не видит и не слышит. В результате только спустя полчаса пьянок и откровенных сцен с девушками в сюжете появляется мальчик Ваня, и картина обретает ту направленность, которую можно назвать семейной. Сразу вопрос к создателям: а первые 30 минут родители должны своим детям глаза и уши закрывать, чтобы они не смотрели на пьянки и похотливые выходки взрослых?

    Однако и дальнейшее развитие сюжета оставляет много вопросов. Прежде всего, это образ матери Вани. Этот персонаж – истеричная, эгоистичная и безумная женщина, которая заставляет своего сына с трёх лет заниматься танцами, наряжая в костюмы ярких цветов, из-за чего над ним смеется весь класс. На незаконченную фразу психолога о принятии, она мгновенно хватает блокнот и просит начать диктовать названия лекарств, которыми будет травить своего сына.

    semejnyj-film-prizrak-smotret-bez-detej4

    Да и отношение Вани к ней своеобразно: сначала он просто боится её авторитета, потом, по мере своего преображения, с подачи призрака учится врать ей о том, где находится, а еще чуть позже ослушивается её приказа и сбегает из дому. При этом по сюжету подобное игнорирование родителей (отца у мальчика нет) показано правильным поведением, так как мать Вани абсолютно неадекватна. Других матерей в фильме нет. В результате линия мальчика Вани, хотя и служит примером преображения внутреннего мира героя в лучшую сторону, но в то же время направлена на обострение отношений между родителями и детьми.

    Также далеко не полезной для детской психики будет сцена из середины фильма, когда юный герой Ваня оказался на карнизе школьного окна, а реплики школьного психолога из-за неработающего мегафона обрываются таким образом, что его фразы звучат как призыв к самоубийству, а не наоборот. Взрослым такой момент черного юмора может показаться и забавным, но стоит ли шутить с детьми на эту тему?

    semejnyj-film-prizrak-smotret-bez-detej6

    А вот трансформация Юрия – это то, за что фильм можно было бы рекомендовать посмотреть, но только не детям, а взрослым. Юрий всё же просит прощения у друга и через Ваню дает самолету не свое имя, а имена их обоих. Он понимает что был, мягко говоря, не прав с французской журналисткой и почти весь фильм исправляет именно эти свои ошибки, хотя мог просто побродить среди близких людей. К сожалению, к пониманию того, что в его гибели виноват и алкоголь, он так и не приходит.

    Последний свой вечер Юра проводит с женой, тихо и уютно сидя с ней на диване, как она давно просила.
    Чему учит этот фильм?

    В целом, если бы фильм был бы посвящен только Юре, как человеку, погибшему по своей вине, который раскаивается и пытается исправить свои ошибки – то это была бы неплохая, грустно-поучительная комедия. Но попытка авторов сделать ее детской, впихнув туда историю мальчика Вани, превращают фильм в очередной пример антивоспитания и антипедагогики.

    Взрослому не особо интересно смотреть на историю избавления от заикания, а детям совершенно не обязательно знать, что взрослые дяди могут быть безответственными, эгоистичными, порочными, и при этом крайне талантливыми людьми.

    Насилие: Нет

    Наркотики: Алкоголь присутствует в трех сценах очень ярко, но в тоже время он служит причиной гибели главного героя.

    Секс: Присутствует несколько намеков на интимные отношения, главный герой пытается два раза изменить своей жене.

    Мораль: Морали тут две: первая направлена к взрослым – будьте с семьей, будьте с теми, кто вас любит, и радуйтесь общению с близкими людьми, пока оно у вас есть. Вторая – к детям – будьте сами собой, будьте раскованными, избавляйтесь от родительского гнета и будьте «крутыми». Первая мысль позитивная, а вот вторая мысль, что преподносится детям, весьма негативная.

    Елизавета Ефремова